?

Log in

No account? Create an account
l_d_nikshich
28 May 2017 @ 10:13 pm
28 мая, 2017 года, Москва, центр. День памяти Святого Царевича Димитрия - сына Царя Ивана Грозного.
Хоругвеносцы почтили память всех Русских Царей, Цариц, Князей и Княгинь, наипаче Царя Ивана Васильевича Грозного.








































 
 
l_d_nikshich
14 April 2017 @ 09:34 pm
«РОССИЯ И РЕВОЛЮЦИЯ» -2


Глава IV.  Самозванец


Надо сказать, все окружающее нас таинственно, или, как любят говорить наши эзотерики: «мистично». Мистична история, и прежде всего История России, но особенно мистичен род человеческой деятельности, называемый «литературой». И самой мистичной среди «литературы» является, конечно же «поэзия». Вот, есть, например, поэзия Николая Клюева. Как мучается человек, переживает, страдает, болеет, голодает. Чуть ли не помирает от голода у себя там в Вытегре, а все пишет, и пишет, и создает стихи и поэмы, о Китоврасе, о граде Китеже, и даже в самом вожде пролетариата Ленине видит какой-то «керженский дух». В Ленине! Ведь «кержень», насколько я понимаю, это нечто изогнуто-загнутое, т.е. загнутый на концах керж, т.е. креж, т.е. криж, т.е. крест. Иными словами это «связика», т.е. свастика. Ленин и Свастика, Свастический Ленин, – ничего более абсурдного выдумать невозможно. Но Клюев выдумывает:
«Есть в Ленине керженский дух,
Игуменский окрик в декретах,
Как будто истоки разрух
Он чует в «Поморских ответах»
………………………..
Борис, златоордный мурза,
Трезвонит Иваном Великим,
Но Лениным – вихрь и гроза
Причислены к ангельским ликам.
Нам красная молвь по уму:
В ней пламя, цветами сафьяна,
По черной неволе басму
Попрала стопа Емельяна » . . . .
«Кроваво прочертит Ульянов» – надо бы написать. Но для этого, видно ещё духу не хватило.
Тут, конечно, очень трудно сегодня что-нибудь понять. Но дальше вроде бы уже и нам понятно:
Есть в Смольном потемки трущоб
И привкус хвои с костеникой,
Там нищий колодовый гроб
С останками Руси Великой.
«Куда схоронить мертвеца», –
Толкует удалых ватага . . . .
Подземкой пылит с Коневца,
И плещется взморье – баклага.
Спросить бы у тучки, у звезд,
У зорь, что румянят закаты . . .
Зловещ и пустынен погост,
Где царские бармы зарыты
Их ворон – судьба стережет
В глухих преисподних могилах . . .
О чем же тоскует народ
В напевах татарско-унылых?...
Тут автор книг о Клюеве Сергей Куняев пишет: «Он (Клюев, – Л.Д.С-Н) слышит в речах Ленина то, что слышали его братья – староверы, которых Ульянов – еще не глава государства – с восторгом и интересом слушал и советовал соратникам (sic!!!) использовать в борьбе против самодержавия. «Красная молвь», – продолжает автор книги, – словно входит в эти стихи с древней иконы «Спас в Силах», а «вихрь и гроза», причисленные к «ангельским ликам», отсылают к многажды читаемому и знаемому наизусть «Апокалипсису» . . . . .
Да, именно «Откровение Иоанна Богослова» клюевские староверы поднимали знаменем борьбы против «антихристианской» Романовской династии… И потому-то с таким упоением и слушал их Ленин. Все это очень и очень важно. Ибо и «большевики», и «Бунд», и какой-нибудь «Паолей-Цион», и северные староверы, различных кораблей и согласий, и члены различных российских сект, типа «хлыстов» или «скопцов» – все они люто ненавидели даже не просто Романовых, но именно миропорядок Самодержавной власти – и стремились не только свергнуть ее, но именно «зарыть царские бармы» на «зловещем пустынном погосте», чтобы их «в глухих преисподних могилах стерег ворон-судьба» . . .
Читая это, я невольно вспомнил, недавно преминувшего Володю Карпца, который все стремился найти какой-то компромисс между Рюриковичами, Романовыми, старообрядцами и даже языческими волхвами, и даже «большевиками», с их раскаленной, «пламенной» верой, когда
Народный испод шевеля
Несется глагол краснозвонный . . .
Но как нельзя объединить старообрядческие толки с Самодержавной Державой Романовых, так и вообще нельзя объединить Монархическое Самодержавие с фанатично-сектантским мышлением различных старообрядческих и сектантских толков. Такова Россия. Или Петр, или старый обряд. Или Никон или Аввакум. Или Святой Мученик Царь Николай Второй, или сатанист и кровожадный циклоид Ленин, смыслом жизни которого, вслед за его кумиром Нечаевым, было убиение «всей великой ектеньи», т.е. всей Императорской фамилии, а за ней и всей Русской – Русской прежде всего! – всей Русской Православной России . . . .
И поэт Николай Клюев вслед за «игуменом Лениным» также впадал в параноидальный раж. Он зрит наперед. «Хоронить ненавистную Романовщину» он готов вместе с «февралистами» – всех в одну яму!
В львиную красную веру креститесь,
В гибели славьте невесту – Россию!
Он призывал «русских юношей и девушек» отвечать злом на зло:
«Жильцы городов, проснитесь!
Близок Страшный Суд
И Ангел-истребитель стоит у порога!
Ваши черные белогвардейцы умрут
За оплевание Красного Бога!
За то, чтобы снова чумазый Распутин
Плясал на иконах и в Чашу плевал,
Пожрет вас огонь Преисподней жути
И разорвет вас Ваал
Последние две строчки я тут сам приписал, потому что не знаю, что там было у Клюева. А автор Сергей Куняев приводит только первые две строки. Впрочем, можно посмотреть в Интернете. Набираем в «Яндексе», смотрим. А вот:
«За то, чтобы снова чумазый Распутин
Плясал на иконах и в чашу плевал . . .
С кофейником стол, как перина уютен,
Для граждан, продавших свободу за кал.
О племя мокриц и болотных улиток!
О падаль червивая в божьем саду!
Трухой полыхает сгорающей свиток,
Пророча вам язвы и злую беду.
Хлыщи в котелках и мамаши в батистах,
С битюжьей осанкой купеческий род,
Не вам моя лира – в напевах тернистых
Пусть славится гибель и друг – пулемет!
Хвала пулемету, несытому кровью!
Битюжьей породы, батистовых туш!..
Трубят серафимы над буйною новью,
Где зреет посев струнопламенных душ » . . .
Читал я эти захлебывающиеся вирши Николая Клюева, где славит он «несытый кровью пулемет», и вдруг смутно почувствовал, что я уже слышал где-то очень, очень похожее, причем совсем-совсем недавно… А-а! Вспомнил! Вот это:
«... Я страстно хочу, чтобы на этот год (1917-й, – Л.Д.С-Н) посмотрели эстетически! Поскольку история нуждается на самом деле в любовании – эстетизации. Даже тошнотворные моменты безрассудных расправ сограждан друг с другом – они тоже потрясают в своем эпическом размахе. Как мы умеем взрывать себя, стирать накопленные веками принципы, традиции, смыслы – это тоже великое зрелище! И вот из этого библейского почти момента распада, зияющего, дымящегося геологического разлома (у Данте это называлось проще: «смрадные щели», – Л.Д.С-Н), из крови, мерзости и пошлости вдруг встает (sic!!!) – кровавый большевистский восход, открывающий новую эпоху...» В общем, – добавим от себя, – «Трубят серафимы над буйною новью / Хвалу пулемету, несытому кровью…» – один к одному. Стихотворные строки написаны тогда, когда пулемет кровью «насытился», а прозаические сегодня произнес мой друг и хороший приятель главный редактор интернет-портала «День» Андрей Фефелов… Впрочем, действительно ничто не ново под луной. Почти одновременно с Клюевым этот же принцип «любования-эстетизации» еще более точно сформулировал теоретик французского сюрреализма Анри Бретон: «Квинтэссенцией искусства и сутью художественности будет такой творческий акт, когда ты выйдешь на улицу и начнешь без разбора палить из револьвера в живот прохожим…» Как-то так выразился. Так вот: в принципе между клюевским «ненасытившимся кровью» пулеметом, бретоновским «неразбирающим револьвером» и фефеловским «кровавым большевистским восходом» нет никакой разницы. Это все те же грани эстетической «дионисийской» пляски, впавших в «священное безумие» древнегреческих вакханалий, когда адепты этих праздненств виноградного бога, танцуя разрывали его тело, руками на мелкие части, и вожделенно, пили его горячую кровь... Корни «серафимов», трубящих «буйною новью», бретоновского абсолютного «творческого акта» и фефеловского любования – «безрассудными расправами сограждан друг-с-другом» – буквально ведь разрывали на части! – идут оттуда – из древнейшего культа бога Диониса, и даже ещё ранее – от каннибальских человеческих жертвоприношений и оргиастического блуда на крови . . . . .
Так, что верующий олонецкий старообрядец Клюев, эзотерический сюрреалист Бретон, и эстетствующий, чисто художественно воспринимающий историю Андрей Фефелов исходят из одного и того же принципа – древнейшего оргиастического начала ритуального – «эстетического» разрывания тела и пития крови. Впрочем, из этого начала исходит любая – революция. Исходила и исходить будет. Ведь ритуальное жертвоприношение в подвале Ипатьевского дома, и ритуальное же жертвоприношение недавно в Одессе в Дома профсоюзов – это же одинаковые «художественно-эстетические», так сказать, «хазарско-евразийские» мистерии кровавого приношения Ваалу . . .

Глава V. Ненависть к Царю и Монархии.

Теперь, когда мы вошли в атмосферу того времени, через духовные стихи Николая Клюева, и увидели ненависть к Монархии, к Романовым и конкретно к Николаю Второму даже среди таких вот «мистических верующих» как один из крупнейших поэтов того времени, – теперь, вернувшись к нашему времени, увидим, что ничего с тех пор не изменилось. Вот мнение и отношение к Царю Николаю известного нашего патриота, ученого конспиролога Андрея Фурсова, высказанное им  в беседе с Андреем Фефеловым на страницах «ЗАВТРА»:
«По настоянию генерала Алексеева, – говорит Андрей Ильич, – Николай II, «хозяин земли русской», как он себя называл, уехал в ставку… Это стоило царю короны, и в конечном счете – и жизни…
… Царь отрекся от трона не только за себя, но и за своего сына, чем нарушил 37-ю статью законов Российской империи. … После этого Николай напишет в дневнике знаменитую фразу: «Кругом измена и трусость и обман». … Но зададимся вопросом: не предал ли сам царь свою страну в 1905 году, когда из-за его самоустранения погибли люди? Не он ли бросил русского мужика под немецкие пулеметы защищая интересы английских и французских банкиров? И разве он не предал свою страну, подписав акт об отречении?.. Упрись царь, кликни казаков, прикажи арестовать предателей – и ситуация с большой долей вероятности  повернулась бы вспять. Говорят, царь боялся за семью, страмился спасти ее. У меня на это два ответа. Один – в виде вопроса: ну и как спас? Второй: царь – не частное лицо, а государь, и думать должен прежде всего о государстве. …
Я понимаю, – продолжает ученый, – Николай II был малосимпатичный персонаж, военные его не то чтобы не любили – презирали (?!!– Л.Д.С-Н) …» – ну и так далее.
Надо заметить, что такое отношение к Царю типично среди многих наших красных, или, точнее материалистических патриотов. Среди них Фурсов, Семин, Кургинян, да и многие другие. Царь был слаб, он был тряпка, военные его презирали, мужики ненавидели, интеллигенция насмехалась, поэты типа Клюева писали в «Песне о Великой Матери»:
«Сегодня корень азиатский
С ботвою срежет князь Димитрий.
Чтоб не плясал в плюшёвой митре
Козлообраз в ненастье Царском»…
(Князь Димитрий – это Вел.кн. Дмитрий Павлович, – один из убийц Григория Распутина. «Козлообраз» – сам Распутин, – он же «козел-Бафомет», – Л.Д.С-Н).
И далее у Клюева:
«Я заплутал в бурьяне черном
И с Пуришкевичем задорным
Варю кровавую похлебку,
Ах, тяжко вытащить заклепку
Из царскосельского котла,
Чтоб не слепила злая мгла
Отечества святые очи!..»
«Монархия Романовых, – пишет автор книги о Николае Клюеве Сергей Куняев, – сама по себе была для поэта (sic!!!) врагом русского народа, попирателем его духа и веры. И Григорий Распутин был живым олицетворением этой вражеской силы:
«О, душа, невидимкой прикинься,
Притаись в ожирелых свечах
И увидишь, как Распутин на антиминсе
Пляшет в жутких, похотливых сапогах »…
Или вот еще:
«Что, как куща, веред-стол уютен,
Гнойный чайник, человечий лай,
И в церквах обугленный Распутин
Продает сусальный, тусклый рай » . . . .
Но интересно, что заговор против Царя и Царицы, был намного более разветвлен и глубок чем многие, в том числе и известные конспирологи, себе представляют. «Роковой знак, – пишет Сергей Куняев, – жестокая ссора между Александрой Феодоровной и ее сестрой, великой княжной Елизаветой, для которой Григорий (Распутин, – Л.Д.С-Н) был предметом неутихающей ненависти. Последняя фраза уходящей Елизаветы: «Помни о судьбе Людовика и Марии Антуанетты!»
Убийство Распутина… Подлинная причина этого кровопролития не восстановлена по сей день.
Был ли посвящен Клюев в убийство, сотворенное зимним вечером 1916 года? Только ли художественное воображение диктовало ему монологи главного организатора убийства – великого князя Димитрия Павловича в «Песне о Великой Матери»?..»
Да, все это очень важные, еще не разгаданные вопросы… Но главный вопрос: откуда вообще берется ненависть к Царю, Царице, Царевнам, Алексею, и шире ко всей сакральной Богом освященной Русской Самодержавной Монархии?..

А берется она из того самого «извечного духа» люциферианского бунта, который двигал и Французской революцией с ее Робеспьерами и Дантонами, и Декабристским восстанием с его Пестелями и Каховскими, и Октябрьской революцией с ее Лениными, Троцкими и Свердловыми. Ибо, как очень верно заметил умный Тютчев: в мире есть два противостоящих друг другу начала: Россия и Революция. Впрочем, тут легко можно это противопоставление продолжить: Самодержавие – революционный террор, Сакральная иерархия – яростный бунт, порядок – анархия, космос – хаос, мир Ангельский – мир бесовский, Царь – самозванец, Национализм – интернационализм, Культура – антикультура, Церковь – сектантство, Инквизиция – колдовство, Опричнина – еретичество, Иван Грозныц – Курбский, Филипп Красивый – Жак де Моле, Фердинанд и Изабелла – мараны, Православие – ересь жидовствующих, Авель – Каин, Христианство – масонство, традиционализм – революционность, Святость – кощунство, Иоанн Кронштадтский – Алистер Кроули, Николай Второй – Ленин, Иисус Христос – антихрист, сатана.
Мы же, Хоругвеносцы, при всей нашей любви к людям самых разных взглядов и убеждений, и при всем уважении к нашим художникам и писателям, ученым и конспирологам, в области идеи жестко стоим на фундаменте Православия – Самодержавия – Народности, и вслед за старцем Николаем Псковоезерским считаем, что свои мученическим подвигом и добровольным принесением себя в Жертву – Царь Николай Второй спас Россию и Русский народ. И подражая Ему надо до конца стоять за Православие – если понадобится до смерти. А по сему:
Православие или Смерть!
Глава Союз Православных Хоругвеносцев,
Председатель Союза Православных Братств,
Предводитель Сербско-Черногорского
Савеза Православних Барjактара
Леонид Донатович Симонович-Никшич
Фото Леонида Донатович Симоновича-Никшича.


Фото Леонида Донатович Симоновича-Никшича.


Фото Леонида Донатович Симоновича-Никшича.
 
 
l_d_nikshich
14 April 2017 @ 09:29 pm

  • РОССИЯ И РЕВОЛЮЦИЯ

Глава I.  Самозванец

Февраль прошёл. Теперь грядёт Октябрь,
А там год 18-й грядёт,
Когда свой ритуальный Данс Макабр
В Ипатьевском подвале правил черт.
Стреляли низко, чтоб они упали,
Потом несли обратно на этаж,
И там уж ритуально истязали,
Входя в кровавый ритуальный раж . . .
Потом рубили трупы их на части,
Сжигали их огнём и кислотой,
И вот теперь, те повторяя страсти,
Ведут в подвал их, снова на убой . . .
И так всегда: – Сойди с Креста! – кричали,
– Царь был Кровавым! Он крестьян гнобил!
Так было вечно: Святость убивали,
И распинали тех, кто нас любил . . .

Так, я неожиданно вдруг для самого себя начал писать стихотворные строфы, хотя садясь за стол, собирался писать исключительно прозу. Потому что, читая последнее время разные статьи о примирении Красных и Белых, я все больше и больше убеждаюсь, что такое примирение невозможно в принципе. И не из-за чувств, которые, например, испытывают монархисты и коммунисты, или же наоборот. А просто потому, что «Красные» и «Белые»  живут в двух совершенно, непересекающихся друг с другом параллельных мирах, и никакой Лобачевский или Риман, их никогда не соединит.
Одни, Красный мир – требует исключительно земной, по сути дела, языческой, твердости и жестокости, и поклоняются исключительно идолу Государства, а другой – Белый – преклоняет колени перед той Жертвой, которую приносит конкретный человек, Государь Николай II для искупления отступившего от Бога Русского народа.
Тут в одном из номеров газеты «Завтра» я прочитал интереснейшую беседу специального корреспондента Андрея Фефелова с историком и политологом Андреем Фурсовым. Меня в этой умной беседе поразило то, как образованнейший и многомудрый учёный Андрей Фурсов относится к Государю Императору Николаю Второму. Но об этом современном отношении к Царю чуть позже. Пока же об отношении буржуазии и военных, тогда в 1914 – 1017 годах: все ведь уже понимали, что войну с Германией Россия выигрывает. И что скоро Российская Империя, возглавляемая Николаем II – станет мощнейшей державой мира. И тогда над Святой Софией засияет Крест, и Стамбул снова станет Константинополем.
То есть Россия, несмотря на жестокую войну и страшные потери – была тогда мощнейшей державой. И именно поэтому многие армейские генералы, во главе с дядей Царя Великим Князем Николаем Николаевичем – решили совершить военный переворот, убрать Царя и Царицу, и на их место поставить Николай Николаевича... То есть, просто напросто, захватить власть для себя. Это был только один из заговоров зревших тогда в мощной стране, в которой только что, перед войной произошел демографический взрыв. Заговоров было много, но заговор верхушки военных был самым страшным. Он и привел в итоге к февралю, затем к октябрю, а затем к ритуальному убийству настоящей России в Ипатьевском доме Екатеринбурга. И после этого Россия уже была совсем не Русской, не Православной, не традиционной, не народной, но революционной, большевистской, интернационалистической, коминтерновской, «пролетарской», атеистической, анти-христианской, террористической и т.д. и т.п., т.е. той, о которой горевал Ленин, ссылаясь на деяния и писания Нечаева, иными словами она стала той, которую так точно описал Федор Достоевский, в теориях и галлюцинациях Петруши Верховенского из пророческого произведения с точным названием «Бесы».
Да, тогда, в лето от Рождества Христова 1917-е самые настоящие бесы захватили Россию. Да, это, действительно, было возмездие, это была кара Господня, за то, что мы, Русские, начали забывать Православие, и вместо Евангельского Христа – стали слушать всяких Ренанов, Бруно Бауэров, ввязались в европейскую мистику разных Бёме и Сведенборгов, или погрузились в то или иное Восточное язычество . . .
И весь мiр, весь, так называемый, высший свет, как когда-то против Христа, жаждал смещения и уничтожения – многие прямо планировали убийство! – Царской семьи, которая по сути одна, тогда являла истинно Христианское, Православное семейство. И ведь знал Государь и Государыня из предсказаний Паши Саровской свою судьбу, знали о своей мученической кончине и, тем не менее, Государь спокойно управлял страной и сам лично командовал армией, ведя её к победе. Были ли у него ошибки? Конечно, были. Ибо на земле несть человека, который бы прожил без ошибок. Но он их исправлял и, повторяю, вел страну к победе... Но затем произошел заговор генералов и «монархист» Шульгин приехал во Псков, требовать отречения. В случае же отказа Государя, конец его был предопределен уже там, во Пскове . . .
А сегодня, эта духовная битва, эта страшная духовная мистерия, разгорается вновь. Мало кто из светских, мирских людей видит как тихо и спокойно, шаг за шагом, по стране движется восстановление Русской Православной Монархии.
Недавно под Псковом был установлен Крест, на месте насильственного отрешения Государя от Престола. А на месте могилы Царского Друга Григория Распутина был Крестный Ход и молебен. В Богоспасаемом граде Орле установили памятник Ивану Грозному, еще один памятник скоро будет установлен в Александрове, перед Опричной слободой, затем памятник Царю Иоанну Васильевичу встанет в Молодях, где Царское опричное войско наголову разбило татар... А в Сербии, в Белграде, уже установлен памятник Николаю II Александровичу. Так что – восстановление Монархии идет не только в России, но и во всем Православном мире . . . .
Но мiр, мiрское, политическое, политтехнологическое, конспирологическое и т.д. восприятие действительности – не признает, что История развивается не по человеческому хотению, не по законам конспирологии, а по неисповедимому Божественному Промыслу, и все мы, грешные, в принципе, можем только одно – выбирать: служить Монархии и Царю, а в конечном счете Христу и Жизни Вечной, или же бунтовать против Божественного Промысла, так же как бунтовал против него главный архангел – Люцифер . . .
Именно об этом и писал в своих безсмертных «Бесах» Федор Михайлович Достоевский... Верховенскому нужен был «Иван-Царевич». То есть «Самозванец». Он метил на это место Ставрогина. Но Ставрогин повесился... И тогда они нашли семью Ульяновых. Александра повесили за покушение на Царя. Тогда Иван-Царевичем стал его младший брат – лысый, картавый и злобный бес по кличке Ленин. Он и залил Православную Русь – Русской Православной Кровью . . .

Глава II.Бесы

Итак: мудрый ученый Андрей Фурсов говорит о Царе Николае Втором и о ситуации того времени в стране следующее: «Согласно исследованиям историка Александра Владимировича Пыжикова, в самой буржуазии развивалось противостояние двух групп – московской и питерской. Если питерская буржуазия, банковский капитал были тесно связаны с правительством, то московская буржуазия, в значительной степени старообрядческая, доступа к высшей власти практически не имела. Она-то и начала борьбу против правительства и питерского сегмента буржуазии».
Но главное – добавим от себя – она начала, точнее продолжала борьбу против Царя Николая II Александровича, и шире против Династии Романовых… Однако буржуазия буржуазией, но ненависть к Романовым, и конкретно к Царю Николаю Александровичу рождалась не определенным социальным классом, а совершенно конкретной полустарообрядческой-полусектантской верой, т.е. питалась исключительно совершенно определенным    д у х о м.    И именно этот дух диктовал, например, полустарообрядцу и полухлысту Николаю Клюеву такие вот строфы:

«Пулемет… Окончание – мед…
Видно сладостен он до охочих
Пробуравить свинцовый народ –
Непомерные звездные очи…»
Или вот такие:
«Убийца красный – святей потира!
Убить – воскреснуть, и пасть – ожить…
Браду морскую, волосья мира
Комунна – пряха скрепляет в нить.»
Или даже такие:
«О, демоны – братья! Отпейте и вы,
Громовых сердец, поцелуйной молвы!
Мы – рать солнценосцев – на пупе земном
Воздвигнем стобашенный пламенный дом,
Чтоб Бездну с Зенитом в одно сочетать:
Нам Бог – Воскресенье, Россия нам – мать» . . .

Впрочем, это еще цветочки. Вот, например, строки из поэмы «Сарай»:

«И слышу, говорит кумир:
«К победному столу, кто званые»
Кто званые. Сарай – весь мир,
Идут тела, гниением рваные
Отпраздновать последний пир.
Садятся за столы цари.
Их головы на блюдо сложены,
За милость от рабов дары…
И все, с отрубленными рожами,
Пришли, кто украшал дворцы.

А ведь это написано в 1917 году! Таков был весь дух эпохи. Ведь не один же Клюев так писал. Например, идеолог «Скифства» Иванов-Разумник в это же время писал о «темной веками вскормленной злобе» в низах и задавался вопросом – не больше ли её в верхах?.. А Блок в «Двенадцати» уже прямо декларировал:

«Черная злоба,
Святая злоба,
Товарищ, гляди
В оба!
Товарищь, винтовку
Держи, не трусь!
Пальнем ка пулей
В Святую Русь!» . . .

Блок трезво и безжалостно воссоздает в «Двенадцати» именно грабеж и насилие:

«В зубах – цигарка,
Примят картуз,
На спину б надо
Бубновый туз!»

Помню, нам еще в школе, объясняли, что «бубновые тузы» носили на спинах каторжники. Может и носили. Только впервые бубновые тузы появились на спинах старообрядцев по указу Петра I, и почти весь XVIII век их носили староверы. Ненависть их ко всему Роду Романовых, и конкретно к Николаю Второму, была запредельной. И не только у староверов, но и у различных сектантов – особенно хлыстов и скопцов. Тут Бердяев очень точно подметил, когда в статье «Интернационал и единое человечество» (май 1917-го) написал: «У Бакунина была идея русского революционного мессианства… «Большевизм» г. Ленина есть крайнее выражение этой идеи. В Григории Распутине нашла себе выражение (sic!!!) черная хлыстовская стихия… В ленинском большевизме идея утверждается в исступленной ненависти и раздоре, в обречении на гибель большей части человечества» . . .
В общем, довольно точно подмечено, все, кроме, конечно, Распутина. Никакого хлыстовства у Распутина не было. Но символизм черной, земной, земляной, «стихии», был. В смысле крестьянства, т.е. христианства, в смысле черносошенства т.е. черносотенности, в смысле того самого начала, которое уже теперь нынешние Бердяевы и Шестовы называют – «русским фашизмом». Который, разумеется, «хуже немецкого». Ну как же, как же! Впрочем, действительно ведь, такая фигура как Григорий Распутин в цивилизованной Европе невозможна… Тут совсем Русская специфика. Тут земля, тут христи-янство, тут глубь и ширь безконечных Русских пространств . . .
Но вот о Ленине и «Большевизме» Бердяев подметил действительно точно. «В Ленине и кружащихся вокруг него ярко выражена хлыстовская идея, утвержденная в иступленной ненависти и в обречении на гибель большей части человечества». И прежде всего, – добавим от себя, – всех членов Династии Романовых, а за ними всей исторической Православной России. То что «большевики» были сектой не вызывает у меня никакого сомнения. Только корни ее не столько, точнее не только в старообрядчестве и «хлыстовстве», сколько в «Катехизисе революционера» Нечаева, словами которого о том, что надо подвести под топор «всю великую ектенью», на которой поминаются все члены Царской Семьи – доводили Ленина до иступленного экстаза! И ведь выполнил завет великого предшественника – того, с которого наш русский пророк Федор Достоевский списал образ Петруши Верховенского в своем безсмертном произведении под кратким названием – «Бесы» . . .

Глава III.  «Сим победиши!»

Хотя, что ж, есть же такое, так называемое «Художественное восприятие мира». Еще его называют «эстетическим», когда все события Истории – в нашем случае «Русской истории», воспринимаются как некая прекрасная драматическая мистерия, причем, чем страшнее и ужаснее, тем лучше... Чтобы было понятно о чем идет речь, назову имена поэтов, которые увлекались именно таким «мистериальным» видением нашей Истории.

Это Блок в некоторых своих стихах, и особенно в «Двенадцати», это Максимилиан Волошин и это Даниил Андреев. Последний уходя все дальше «в глубь тюрьмы», написал стихотворение «Монумент», посвященное зданию Дворца Советов, увенчанному 20-ти метровой статуей Ленина, – которое должно было встать на месте взорванного Когановичем Храма Христа Спасителя.

Итак, "Монумент" – стихотворение, посвященное зданию Дворца Советов – проекту, который, к счастью, так и не был осуществлен...

Блистая в облаках незыблемым дюралем,
Над монолитом стран, над устьем всех эпох,
Он руку простирал к разоблаченным далям –
Колосс, сверхчеловек... нет: человекобог.

Еще с ночных застав мог созерцать прохожий
В венцах прожекторов, сквозь миллионный гул –
Серебряную ткань и лоб, с тараном схожий,
Изгиб хазарских губ, татарский абрис скул.

Морщинки вокруг глаз казанско-азиатских,
В двух прорезях-щелях горит во тьме огонь,
И там на самом дне, в провалах бездны адской,
Встающий на дыбы кроваво-красный конь…

Блаженны и горды осуществленным раем,
Вдоль мраморных трибун и облетевших лип
В дни празднеств мировых по шумным магистралям
Моря народные меж ног его текли б.

И, с трепетом входя под свод, давимый ношей
Двух непомерных ног – тысячетонных тумб –
Спешили бы насквозь, к другим вратам, порошей
Где осень замела остатки поздних клумб.

Паря, как ореол, над избранным конклавом,
Туманила бы мозг благоговейных толп
Кровавых хроник честь, всемирной власти слава,
О новых замыслах неугомонный толк.

А на скрещеньях трасс, где рос колбас и булок
Муляжный Эверест, облепленный детьми,
По сытым вечерам как был бы лих и гулок
Кроваво-красный пляс тех, кто не стал людьми!

Тут очень важно предпоследнее четверостишие:

Паря, как ореол, над избранным конклавом,
Туманила бы мозг благоговейных толп
Кровавых хроник честь, всемирной власти слава,
О новых замыслах неугомонный толк.

Я бы написал:

Безумных замыслов.

Это все очень  типично для, извините за рифму – утопичного сознания, т. е. для сознания Красной Багдановско-Ленинско-Фёдоровской утопии – всех этих «новых замыслов неугомонный толк».

«Безумству храбрых поем мы песню» – это из той же оперы, только ранее и романтичнее.

Интересно, что то же восприятие Красной утопии и творимой ею кровавой истории и у другого поэта – Максимилиана Волошина. Тут все тот же мистериальный трагический – точнее трагедийный романтизм:

Во имя грозного закона
Братоубийственной войны
И воспалённы, и красны
Пылают гневные знамёна.
………………………

Не нам ли суждено изжить
Последние судьбы Европы,
Чтобы собой предотвратить
Её погибельные тропы.

Пусть бунт наш – бред, пусть дом наш пуст,
Пусть боль от наших ран не наша,
Но да не минет эта чаша
Чужих страданий – наших уст.

И если встали между нами
Все бреды будущих времён –
Мы всё же грезим русский сон
Под чуждыми нам именами.

Тончайшей изо всех зараз,
Мечтой врачует мир Россия –
Ты, погибавшая не раз
И воскресавшая стихия...

Тут  надо бы не «Под чуждыми нам именами», а «под чуждыми нам знаменами». Т.е. знамениями. Ибо красное знамя, вообще красный цвет – это цвет высшей власти, цвет Князей и Царей. Но знамение пентаграммы, серпа и молота, и все эти профили Маркса, Энгельса, Ленина – и все эти «пролетарии всех стран, соединяйтесь!» – всё это не просто не Русское, все антирусское!

Да и конец этого стихотворения «Русская революция» таков:

И пясти рук и ног Распятый
Ему лучом пронзил трикраты –
Так ты в молитвах приняла
Чужих страстей, чужого зла
Кровоточащие стигматы.

То есть Россия должна была «принять» стигматы чужих страстей и «чужого зла»... В этом весь Волошин. Тут ведь совсем не Достоевский с его «культом христианского страдания». Нет, хоть здесь и упоминается «Распятый», но страдание здесь «чужое» и зло «чужое». А мы должны были его принять...

На самом же деле мы совсем не должны были этого делать. Потому что ни человек евразийских калмыцко-чувашских-немецко-шведско-хазарско-ервейских кровей, потомок хазарского бека Ули – Ульянов-Ленин, ни еврей Мардахай Леви- Карл Маркс, ни немец Энгельс, ни коллективный еврей Свердлов-Троцкий-Урицкий-Землячка-Бела Кун-Клара Цеткин-Инесса Арманд-Голощекин-Юровский – имя им всем легион – никто Русскими, как вы понимаете, не были...

Важно, что Тютчевское противостояние России и Революции идет не по национально-кровной линии. Одни говорят, что Рюриковичи были варягами Ругами, т.е. Русами, другие – что они были варягами Датчанами. На самом деле это вообще не имеет никакого значения. Иван Грозный в письме к Баторию пишет, что он происходит от Августа Кесаря, точнее от его брата Пруса, – и что? А то, что всё это – т. е. кровь в данном случае не столь важна. А важно за что ты стоишь. За Царство – т. е. за Русь, или за революцию, т. е. за антирусь! Вот и всё. Иван Грозный и его Опричнина стояли именно за Святую и Священную Русь! А Маркс, Ленин, Троцкий и Свердлов смогли полностью и окончательно денационализировать революционный Интернационал, т. е. опять же стояли исключительно за антирусь. Именно поэтому современные наследники антируси – внуки и правнуки ленинской гвардии большевиков – так противятся установке памятников Царю Иоанну Васильевичу по градам и весям России.

Исходя из всего этого, мы утверждаем, что все эти романтические и мистические (мистериальные) идеи о том, что Российская история едина – есть тонкая подмена. История, понимаемая, как некий слепой поток – конечно же едина. Но история как борьба Христа с Велиаром — никак единой быть не может. И поэтому идеи Соловьева-Блока-Волошина-Андреева о том, что впереди революции идёт Христос с Красным знаменем – всё это, с точки зрения вечной битвы Христа и Антихриста – есть, как, опять же, определил сам Максимилиан Волошин: «тончайшая из всех зараз...»

Да, впереди, в грядущей русской вьюге действительно идет Христос. Но знамя, которое он несет – не Красное, а Черное – Черное Знамя с тремя черепами, с кинжалами в зубах и с надписью:

Православие или Смерть!

Вот она – конечная правда нашей Русской истории. И с ней осуществляется и в конце осуществится ещё один исторический символ: Восьмиконечный Православный Крест. И надпись с двух его сторон:

IС ХС – НIKA

Сим Победиши!

Глава Союз Православных Хоругвеносцев , Председатель Союза Православных Братств, представитель Ордена святого Георгия Победоносца и глава Сербско — Черногорского Савеза Православних Барjактара

Леонид Донатович Симонович — Никшич

 
 
l_d_nikshich
09 April 2017 @ 10:34 pm
Сто лет без Царя.
(Празднование 100-летия явления
иконы Божией Матери  «Державная»).
«Вряд ли кто-то в последние 100 лет был в этом месте со знаменем
Царской России.»
Заместитель Главы Союза Православных Хоругвеносцев -
Игорь Игоревич Мирошниченко.

    Хоругвеносцы долго думали, как отметить эту дату. Надеялись что в этот день власти разрешат провести Крестный ход. Но тщетно. Последней каплей было известие о проведении в четверг 16 марта в поселке ж/д станции Сологубовка Ленинградской области (покаялись) Международной конференции «Почитание святых Царственных Страстотерпцев и прославление царских слуг в России и зарубежье» посвящённой этой дате, куда были приглашены почти все наши патриоты – монархисты кроме Союза Православных Хоругвеносцев.
    Вообще какой то странный выбор даты и места собрания , когда центральные события 100-летней давности разворачивались очень далеко от этой деревни… Собирались так, словно не хотели присутствия «лишних».
Кроме этого ещё Василий Бойко-Великий незадолго до юбилея объявил о Крестном ходе и мероприятии 17 марта в пятницу в Коломенском. Но снова не понятно - почему 17-го, а  не 15 марта. Ведь и то и другое рабочий день.
    Ну мы с Леонидом Донатовичем и решили  по простому : 15 марта, по полной хоругвеносной форме, пойти на службу в Казанский храм что в Коломенском, где ныне находится та самая икона «Державная» явленная в этот день  «нашему народу как свидетельство того, что Пречистая Владычица не отнимает Своего попечения о страждущей России, издревле называемой Домом Пресвятой Богородицы.» (из послания РПЗЦ МП к 100-летию революции).
    Накануне 14 марта вечером в Казанском храме служил владыка Арсений.  А  на следующий день ждали самого Патриарха Кирилла.
    Ближе к 9 в храм уже нельзя было войти, ибо он рассчитан максимум на 1000 человек. Так что 1000 человек хоть и с Патриархом для 20-миллионного города. – не очень большое собрание. Правда были телекамеры и некоторые представители Православно-патриотических кругов: Василий Бойко-Великий, Татьяна Боровикова, Сергей Кришталь, Иван Отраковский . Движение «Сорок Сороков» в красных футболках регулировало движение собравшихся в храме.
    После литургии Патриарх произнес речь и сказал, что дарит в этот день всем присутствующим на богослужении иконки – но некоторым иконок не досталось, я же в этот день так и  не сподобился увидеть Патриарха, такая была толчея. Чуть позже он проехал мимо хоругвеносцев в трапезную. Как раз в этот момент мы фотографировались напротив Казанского храма с Имперским знаменем. Цепь омоновцев с автоматами отделяла нас от машины, которая медленно как луноход проехала мимо нас. Что то в этом было напоминающее старые фильмы про войну… Проводив машину взглядами, мы ещё немного поснимались для истории и приступили к следующему пункту нашего мероприятия - прошли к месту обретения иконы «Державная» ровно сто лет назад.
    Шли с небольшим образом «Державной». Благо здесь в отличии от Троице-Сергиевой Лавры никто не делал замечаний. Получился небольшой Крестный ход, в конце которого нас снова ждала неожиданность. Мы фотографировались напротив выставочного зала «Сытный двор», где как мы понимаем, в этот момент находился Патриарх, оттуда доносилось пение молитв перед трапезой. И в этот момент к нам подошел охранник и сказал: «А вы знаете что здесь нельзя фотографироваться с развёрнутым знаменем ?»
    Я не стал ему объяснять: мы знаем, что в лесу рано утром у могилы Распутина в Царскоv селt нельзя идти Крестным ходом с Имперским знаменем, знаем что по Лавре нельзя ходить с иконами , знамёнами и хоругвями, а вот про Коломенское не знаем. Ну не читали мы приказа о правилах поведения в Коломенском , - не стал я ему этого объяснять. Я просто попросил дать нам минуту, что бы сделать пару кадров в честь праздника. И он уступил.
    В Подклет Церкви Вознесения Господня нас, согласно купленным билетам, вошло семеро. Я стал рассказывать Игорю Игоревичу о том, что никто не знает назначение этого помещения, а он  неожиданно спросил:
- А где её (икону) нашли ?
Тут смотрительница и сказала:
– Вон в той дальней нише она и стояла.
И мы быстро направились туда. Да ниша была похожа на Алтарь и мы там быстро, не раздумывая, запечатлелись, то есть сфотографировались, сначала с иконой, а затем с Имперским знаменем.
- Да… – сказал Игорь Игоревич, важно так , как он это умеет покивав головой.
- Вряд ли кто в последние 100 лет был в этом Подклете со знаменем Царской России.
    Затем мы вышли. Прошли мимо «Сытного двора». Оттуда уже раздавались  благодарственные молитвы хора. Значит Патриарх уже отобедал. Мы прошли мимо дубовой рощи, в которой обучался грамоте  Пётр I и стали возвращаться  к Казанскому храму. Тут я увидел уезжающую машину Патриарха. Быстро достал знамя и раскрыл его на ветру во след удаляющейся машине, совсем как мальчишка…
    Ярко светило солнце, дул свежий, весенний ветер, мы словно находились где то далеко за городом и на душе стало как то радостно, что мы сделали всё что могли в этот день. Да вообще сегодня Праздник !
    И вот снова метро, гигантский город, мегаполис, МКС, электричка, маршрутка, люди, много людей, но все какие то чужие, даже не знают какой сегодня день.
    Уставший ты снова погружаешься в суетную жизнь.
    Мы ехали в метро и говорили: ну вот по сути, это последняя дата , рубеж после которого что то должно произойти . Сто лет без Царя со сплошными запретами всего настоящего, Русского... Сколько ещё можно так жить русскому человеку ?
    Вот такие вот впечатления от празднества 100-летия Державной Иконы Божией Матери.

Заместитель Главы Союза Православных Хоругвеносцев –  Валерий Александрович Левченко.




















 
 
l_d_nikshich
27 March 2017 @ 08:13 pm

НЕДЕЛЯ О СТРАШНОМ СУДЕ (к Сороковинам старца Кирилла (Павлова))

Глава 1
Панихида

Время ускорилось. И все продолжает ускоряться. Говорят, что скоро оно совсем «сожмется», и мы уже не будем его замечать. Но пока писатель должен «фиксировать» его со всей точностью. Кажется, только что мы простились с отцом Кириллом, но вот скоро уже и сороковины... В день его отпевания я писал:
Представляю, что сегодня делается в Лавре. В Интернете на сайте «Православие.Ru» была информация, что «Панихида по отцу Кириллу (Павлову) будет служиться в четверг 23 февраля, в Успенском соборе. Возглавлять её будет Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл».
Наши Хоругвеносцы поехали. Поехал на электричке из Балашихи Валерий Александрович. Поехал на электричке же их Москвы – Степан. На электричке же, тоже из Москвы, взяв видеокамеру Владислава, поехал Александр Валерьевич. Из самого же Сергиева Посада, единственный на машине, поехал Алексей Григорьевич Манухин. Я по состоянию здоровья поехать не смог. Очень рвалась поехать Татьяна Викторовна, даже почти договорилась с Ириной Горской, но я после её падения и растяжения связок её не пустил. Теперь она всё очень переживает и плачет:
- Не простились с Батюшкой! Ручку в последний раз не поцеловали!
Людмила, которая всё-таки поехала, потом рассказывала:
- Народу в среду  ещё мало было. Простились свободно. Приложились к батюшкиной ручке. Ручка у него была ещё совсем теплая…
Но я думаю, что она, «ручка», не «была», а теперь всегда будет тёплая.
Вот и всё, что мы, Хоругвеносцы, смогли сделать. Да, устали за 30-ть лет войны и духовной брани…
Я же вчера шёл по ещё заснеженному Измайлово, по Фортунатовской улице, и вместо неё вдруг ярко и зримо увидел перед глазами – стоит отец Кирилл. В золотом как бы светящемся облачении и золотой же митре. Стоит и внимательно и строго так куда-то смотрит. Очень яркое и чёткое было видение. А потом его сменил отец Николай Гурьянов. На меня так тихо и взыскующе смотрел. А за ним Владыка Иоанн Снычев. Я у всех попросил, чтобы дали силы дописать мой «Роман», мою «Хронику Последних Времён» до конца, и писать до последнего вздоха, до последнего, как говорится, издыхания. И не оставлять, не сдаваться. Так помолился всем троим великим людям Русской Церкви и Русского Патриотического Движения.
Жаль, конечно, что не смог поехать. Представляю, что там творится. Ведь вся Святая Русь сегодня там в Лавре. Да и сама Лавра ведь провожает своего отца – своего Духовника всех монахов, который всех их глубоко по-отцовски, и даже как-то по-матерински, как сказал один монах, любил. Представляю, какие картины увидел бы там художник-летописец. Какие картины и какие образы, какие лица и фигуры. Какое освещение и какие тени. У меня всегда исторгали слёзы слова и печальная мелодия Православной панихиды:
- Идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жи-и-и-и-знь    без-ко-не-е-е-е-е-е-чна-я…
Вот и сейчас монахи все в чёрном стоят над гробом отца Кирилла и поют печально и проникновенно… Да, печально и проникновенно. Так и вижу эту картину. И регентует ими высокий темноволосый и черноглазый бледный монах в чёрном клобуке и чёрной мантии… И хор весь стоит как бы несколько в тени, только бледные лица выделяются, поют, и глаза у всех такие серьёзные… И свечи, свечи кругом горят и трепещут…
Да, помню вот так же, в этом же Успенском соборе я был на отпевании Святейшего Патриарха Пимена. Поехал туда на университетском автобусе с Натальей Масленниковой. Приехали, вошли в собор. А он огромный, и сверху, и со стен и с колонн, взыскующе всё смотрят на нас, так внимательно, все святые наши цари и воины. А внизу, посреди храма стоит гроб, и в нём Патриарх Пимен. Помню, я к руке его приложился, «ручку», как говорит Татьяна Викторовна, у него поцеловал. А ручка-то тоже была тёплая… Меня ещё пронзило: «Совсем как живая! Может он не умер?!». Именно пронзило и потрясло. Вот тут я впервые встретился с вечной тайной Смерти…
Вот, пока я это пишу, входит Татьяна Викторовна и говорит, что по телевидению показали похороны Игоря Шафаревича на Троекуровском кладбище. Бедно. Народу очень мало. Как-то скромно и убого. Человек пятьдесят не больше. И священника почему-то нет…
- Шафаревич был Православным, - ответил я, – А родственники, может, и не православные… Кто знает. А народу мало потому, что родственники сказали, что будут хоронить только они. Никого больше не будет…
Интересно, как проходило отпевание в Сретенском монастыре? Ведь там Игоря Ростиславовича отпевали. Там же, где и Клыкова.
А то, что похороны Шафаревича были «убогими» - это хорошо. И Моцарта похороны были «убогими». И Пушкина увезли из Петербурга чуть не на телеге… Так и вижу. Ночь. Метель. Худая лошадёнка. И гроб, перевязанный веревкой… И Тургенев в дохе сидит в санях рядом со гробом…

Россия, нищая Россия,
Мне избы ветхие твои,
Твои мне версты столбовые,
Как слёзы первые любви!

Да, братья и сёстры, не в Европе мы живём. В России. Одно могу только сказать: сегодня, с этими тремя смертями: Дипломата Виталия Чуркина, Академика Игоря Шафаревича и Духовника всея Руси – отца Кирилла, началось новое время – Время Войны. Открыл Интернет: «В Донбассе вспыхнули бои по всей линии фронта», «Спутник и Погром: снова бой, сводка 23 февраля, ожесточённые бои, обстрелы и провокации ВСУ по всей линии соприкосновения в День защитника Отечества…».
Отец Кирилл так и говорил: «Когда умру – начнётся война…».
Но и Благодать Божия разлита в воздухе. Снег опять лежит на ветках за окном. И чувствуется сильное дыхание Благодати – это отец Кирилл благословляет нас на брань и битву с извечным нашим жестоким «русофобским» врагом…
Святый батюшка Кирилле, дай силы писать до конца!...

Глава 2
Исключительно Русская повесть

Итак, 23 февраля 2017 года, в четверг Хоругвеносцы ездили в Лавру на отпевание и похороны старца Кирилла (Павлова). В этот раз были большие трудности. Не было машин. Алексей ещё 22-го уехал с семьёй на дачу под Сергиев Посад, и на отпевание поехал прямо оттуда. Валера встал в 04.30 и к 07.00 был уже в Лавре. А Павел Бураков приехал ещё 22-го днём, где-то там переночевал и отстоял, как он говорил Валерию Александровичу, три Литургии. Как он до этого сообщил мне, поехал снимать отпевание по благословению наместника Троице-Сергиевой лавры Митрополита Феогноста. Так что, хоть и ехали в этот раз все отдельно, но собралось их – десять человек. Остальные не смогли. Я по состоянию здоровья. У Игоря Игоревича открывается персональная выставка графики под названием «Мистика «Русского Символа»». Максим ещё раньше уехал в Санкт-Петербург. Ну, и так далее и тому подобное.
Валера приехал и первым делом, так как в Успенский собор, где стоял гроб, ещё не пускали, пошёл в лавку приобретать икону Божией Матери «Державная». В иконной лавке ему сказали, что только что, перед ним, Державную уже взяли.  Он нашёл другую иконную лавку, там была "Державная" – и приобрёл. И дальше всё время нёс её открытой на руках. Через некоторое время к нему подошёл какой-то здоровенный мужик и сказал, что с иконами по территории Лавры ходить нельзя.
- Запрещено!
- Почему запрещено?! Это же Державная. И я её только что приобрёл у вас в лавке.
- Нельзя!
- Запрещено!
- А Вы кто такой?
- Я начальник охраны Лавры…
Так они спорили долго, и в конце концов Валера просто ушёл от стража порядка. Но через некоторое время к нему подошёл другой и также потребовал убрать икону. Но Валерий Александрович убирать не желал. Опять было некоторое препирательство и, наконец, страж сказал:
- Такие как вы никогда не подчиняться! Вас, я вижу, не прошибёшь! – и на этот раз ушёл сам.
Потом начали запускать народ в Храм. Валера встал в очередь и через какое-то время был в Успенском соборе. Там уже началась служба. Народу было не так много, зато было много архиереев. Все в бело-серебристых облачениях. Заупокойную службу возглавлял Святейший Патриарх Кирилл. Вот, облачённый в бело-серебристые ризы уже читает Евангелие и произносит проповедь. Всё это можно было видеть в Интернете на «ютубе» и в телевизоре по каналу «Спас».
В проповеди Патриарх сказал, что, когда он был ещё молодым, то как-то приехав в Лавру, он спросил у своего духовного руководителя Митрополита Никодима, к кому из Лаврских монахов ему пойти на исповедь. И Митрополит Никодим ему ответил – иди к отцу Кириллу.
Так, в своей прощальной речи Патриарх соединил две линии в Церкви,  линию Митрополита Никодима и линию старца Кирилла. Сам же он, объединив их, теперь представляет обе.
Вообще я вам скажу, что все эти «объединения» - всё это очень важные духовные знаки наших предапокалиптических времён, хроникой которых и является эта исключительно Русская повесть…

Глава 3
Русская метель

Да, вот так, в трудных зимних условиях проходило отпевание последнего Великого Старца Всея Руси.
Народу, как рассказывал потом, вечером приехавший ко мне Валерий Александрович, несколько часов пришлось стоять на морозе и ветру, пока архиереи служили и прощались с отцом Кириллом. Потом пустили всех людей. Спешили проститься и отдать отцу Кириллу свое последнее целование.
Потом, опять же, как рассказывал Валерий Александрович, священноначалие пошло в трапезный Храм на прощальную поминальную трапезу, а Лаврские монахи подняли гроб на плечи, обнесли его вокруг Успенского Собора и пошли к уже вырытой и приготовленной могилы у алтаря Храма Святого Духа. Народ пошел за ними. И вот опять раздались слова Русской панихиды.


  • Где нет ни боли, не печали, но жи-и-и-знь   бес-ко-не-е-е-е-е-ч-на-я... И гроб опустили в могилу. Но дальше монах, вдруг, возгласил:

  • Христос Воскресе!

  • Воистину Воскресе! - отозвался народ.

  • Христос Воскресе!! - возгласил монах громче.

  • Воистину Воскресе!! - громче отозвался народ.

  • Христос Воскресе!!! - еще громче возгласил монах.

  • Воистину Воскресе!!! - еще громче и радостнее воскликнул народ.

В этот момент вновь подул ветер, и полетели, вертясь, крупные снежинки.
Началась обычная наша Русская метель. Помните:
- Пошел снег, и вдруг повалил хлопьями.
Подул сильный ветер, кругом потемнело, и только ветер завыл, да одна за другой неслись волны снега...


  • Беда, барин, буран — крикнул ямщик, — ничего не видно. Ни пути, ни дороги. Куда ехать?

Так и у нас сейчас. Вот похоронили мы главного нашего старца, совершенно легендарного человека, мученика и святого уже при жизни. И осиротели мы совсем. Никого у нас больше нет. Ни Владыки Иоанна, ни отца Николая Псковозерского, ни, вот теперь, ни главного нашего старца Кирилла. Ни отца Иоанна Крестьянского, ни отца иерономаха Иеронима  Санаксарского, ни отца Виссариона Лаврского. Один только отец Адриан в Псково-Печерском монастыре остался – и да тот почти в затворе…
 Только тьма кругом, тьма охватившая Россию. И снег летит хлопьями, и ветер воет, оплакивая наши потери. Уходят люди, как-то сразу и один за другим. Война идет на Русской земле. Правильно и точно написал Сергей Фомин - «Карпец как мешок развязал...». И действительно — убили в упор нашего посла в Турции, потом еще четырех, кажется, послов, в Афинах, в Индии, и еще где-то, а в это же время, чуть ранее, на Донбассе, Бэтмен, Ищенко, Дремов, Мозговой, Моторола, Гиви — и все ведь не в честном бою, а подло, взрывом, неожиданно. Дремов так вообще ехал к невесте, на своей собственной свадьбе. Моторола только недавно женился... Потом уже великий наш ученый Игорь Ростиславович Шафаревич, потом сразу за ним, и всё в неделю о Страшном Суде! — Старец всея Руси Кирилл (Павлов), потом сразу за ним — актер Олег Петренко. Последний в юности хотел быть священником, но судьба сложилась иначе. Сыграл Распутина в кощунственном, богохульном фильме богоборца, цареборца и русоборца Элема (от Энгельс — Ленин) Климова. Потом очень болел, и сильно каялся. Народ почувствовал искренность и правду. И любил его очень.
Так, один за другим уходят Русские люди. Воины, дипломаты, священники, монахи, старцы, артисты...
Уходят, чтобы помогать нам оттуда, с Небес, молится за нас, теперь там, у престола Господня, и Господь наш — Распятый и Воскресший принял их всех как наших мучеников и героев, чтобы они, молясь Ему, вели все ту же духовную брань с нашими врагами, теперь там, на Небесах, в Царствии Божием.
Вот ветер задул сильней, пелена снега совсем закрыла небо, а посреди Лавры, в этой снежной буре у могилы главного Русского старца стояли Православные, и только слышалось повторяемое эхом:


  • Христос Воскресе!

  • Воистину Воскресе!

  • Воистину Воскресе, Христос!

Над Лаврой, над Сергиевым Посадом, над Шамардино, над Москвой, над всей бескрайней Россией — летела и гудела, и плакала, и пела слова Русской Православной Панихиды — родная, и до боли знакомая всем нам с детства — Русская метель...
- Господи, спаси Россию!

Глава 4
Неделя о Страшном суде

Да, вот так и прошло отпевание и похороны отца Кирилла Павлова...
Я рад, что Хоругвеносцы во главе с Валерием Александровичем сумели принять в них участие. Рад, что Валерий Александрович приобрел в этот день в Лавре Икону Державной Божией Матери, и приложил ее и Знамя Последних Времен с пятью ангелами копиями духа, побивающими Дракона» - к рукам нашего Великого Старца. Теперь эта Икона и это Знамя благословлены отцом Кириллом...
А после его кончины наступают, уже наступили, действительно Последние Времена. Нам был подан ясный знак, что времена эти Последние наступили. Убийство всего гениального Ансамбля песни и пляски нашей доблестной армии имени Александрова, и с ними вместе доктора Лизы. Убийство на Донбассе наших героев Бэтмена, Ищенко, Дремова, Мозгового, Моторолы, Болотова, Гиви, убийство нашего посла в Турции, убийство наших послов в Греции и в Индии, убийство нашего представителя в ООН Виталия Чуркина... все это не только «звенья» одной трагической цепи, но явные мистические «знаки» того, что против нас развязана даже не крупномасштабная, а тотальная террористическая операция...
И смотрите, как печальной чередой идут смерти наших писателей, дипломатов, ученых, духоносных старцев, артистов. Первым представился Владимир Карпец, и смерть его была для нас как гром среди ясного неба. А за ним Игорь Шафаревич, а за ним отец Кирилл Павлов...
И это прощание 23 февраля с духовником всея Руси было тем мистическим и символическим действием, которое показало всем нам, что мы вступаем, уже вступили в то самое Последнее время — что впереди, как и в 14-ом, как и в 41-м — Большая Война.
Что первое героическое поколение наших Русских патриотов уходит. И что его место должны занять грядущие за ними. Но убивают и этих, и среднего возраста, и совсем молодых...
Очень важно и символично, что о. Кирилла хоронили в День Защитника Отечества...
Очень важно, что и Виталий Чкуркин, и Игорь Шафаревич и о. Кирилл ушли от нас в Неделю о Страшном Суде. Вот он Страшный Суд, - вот она началась - Судебная Седмица!
Господь собирает своих, чтобы они, теперь уже с Небес, могли помогать нам своими молитвами.
Все они бесспорные Русские герои, все они великие Русские воины. Но то, что отца Кирилла отпевали именно на воинский мужской праздник — это говорит о мистическом промысле этого события. Ведь он — именно он защищал в Сталинграде дом сержанта Павлова, - сорок дней, по сути без еды, среди пыли, битых кирпичей, среди взрывов, мороза и снега, автоматных очередей, разрывов снарядов, защищал тогдашний молодой сержант Иван Павлов — не просто разрушенный дом, не просто узкую полоску черной от крови земли. Не просто город Царицын — Сталинград, не просто очередную позицию своего полка и нашей Армии, но — может сам того, тогда не понимая — сорок дней и сорок долгих ночей бился со зверем, не просто «за Родину, за Сталина!», - но за всю Великую Историю России, за Русский народ, и за Русскую речь, за Пушкина , и Блока, за Мусорского и Глинку, за Сурикова и Васнецов, Феофана Грека и Андрея Рублева. Бился за то, чтобы позже, когда он уже был духовником Лавры, у него в келье стояла она — Троица Андрея Рублева. Да, самое главное, за что тогда  бился сержант Иван Павлов, была Пресвятая Троица Преподобного Андрея Рублева. За Святую Троицу Господа нашего Иисуса Христа, за Пречистую Владычицу нашу, Пресвятую Богородицу, за Русь Святую, за звание народа — Богоносца бился тогда отец Кирилл, и именно поэтому, там, среди битых кирпичей, на развалинах дома, ему была дарованы листки Евангелия...
Вы только представьте себе — гул, грохот орудий, кругом огонь, пулеметные, автоматические очереди — кирпичная пыль, свистящие осколки кирпичей и снарядов, и вдруг, среди всего этого воистину кромешного Ада, белые листки главной Книги Жизни на Земле...
Некоторые коммунисты говорят, что сержант Павлов это совсем другой человек. Наивные люди. Да в Сталинграде тогда каждый дом был домом сержанта Павлова! И все, кто был в этих домах, были сержантами Павловами. Сержантами Петровыми, и сержантами Смирновыми, и сержантами Ивановыми. Все до единого были героями. И почти все погибли. И только один из них стал монахом и духовником всея Руси.
Так свершилось Чудо:
Сержант Ваня Павлов — стал духовником всея Руси, отцом Кириллом Павловым.
И 23 февраля мы с ним простились. И вступаем в новые страшные времена — началась наша Неделя о Страшном Суде...
Батюшка отче Кирилле, там на Небесах, у Престола Господня, помолись о России и о всех нас грешных!




















 
 
 
l_d_nikshich
26 February 2017 @ 08:40 pm
«Напоминанием об утраченном (укором нашей совести) и о том, что возвращение всё еще возможно, – является Державный образ Пресвятой Богородицы. Вот почему одни чтут эту икону особо, а другие (за невозможностью убрать этот «укор Свыше» с глаз долой) пытаются, где удастся, «забыть».»
Сергей Владимирович Фомин.

  • Пасха в конце зимы.

(Прощание с архимандритом Кириллом (Павловым)).

      Архимандрит Кирилл преставился в понедельник 20 февраля 2017 года в неделю о Страшнем суде. В СМИ сообщили, что 23 февраля с 10-00 состоится отпевание с участием Патриарха Кирилла в Троице-Сергиевой Лавре. В церковном народе накануне стало известно, что простится со Старцем можно в ночь с 22 на 23 февраля.
      Леонид Донатович сказал, что надо ехать прощаться и обязательно в нашей форме хоругвеносцев, можно взять знамя «Последних Времен – пять Ангелов побивающих Зверя», - развернуть его где – ни будь и сфотографироваться на память. Таким образом часть хоругвеносцев поехали простится ночью, часть рано утром. У меня получилось сесть на электричку до Сергиевого Посада только в 6-45 на станции Северянин.  Было ещё темно, электричка была почти пустой. Ехавших в Лавру можно было определить по молитвословам и платкам. Светало, за окном мелькали однообразные картины уходящей зимы.
      Лавра как всегда радовала глаз своей величавостью. На входе стояла милиция у рамок, но редких богомольцев почти не проверяли. В начале девятого я был у входа в Успенский Собор. Там в очереди на прощание со Старцем стояло около двух сотен человек, но уже почти никого не пускали, пустили только с детьми и всё. Затем объявили , что пускать больше не будут, народ прибывал и с разочарованием узнавал что в храм не пускают. Бросилось в глаза - на лаврском ящике для пожертвований была надпись на русском и иероглифами (на китайском) языках.
      Было морозно, люди, постояв, шли погреться кто куда – кто в Трапезный храм, кто в колокольню, а я вспомнил, что надо было приобрести икону Божией Матери «Державная» к приближавшемуся 100-летию её явления в Коломенском. В лавке у входа её не оказалось, а в лавке рядом с Троицким собором она нашлась. Мне её хотели тщательно упаковать, но я сказал: « Зачем ? Она мне сейчас будет нужна .»
      Взял икону и пошёл снова к Успенскому собору. Немного походив, узнал, что будет крестный ход вокруг храма. Радостно приложился «трудник» из Лавры к иконе и сообщил что эта икона и Царственных мучеников – его самые любимые, а сам он из Екатеринбурга и два раза участвовал в крестных ходах на Ганину яму. А в конце грустно сказал :  «Старец говорил «Умру и начнётся война»».
      Когда поднялся на ступени у колокольни, появились все братья-хоругвеносцы – Степан, Алексей, Александр и Павел. Алексей был немного расстроен что его и многих мирян попросили выйти из храма после литургии под предлогом уборки. Ждали владык и Патриарха.
      У меня тут же созрел план, что надо идти в крестном ходе с  «Державной» иконой и развернуть знамя «Последних времен» , ведь Батюшка по воспоминаниям знавших его был большим патриотом России и порадуется. Нас в храм не пускают , но он же сейчас всё видит. Было ещё и Имперское знамя.
      Патриарха в машине с сопровождением подвезли к Троицкому собору, затем. где то через полчаса так же в машине подвезли к Успенскому собору и я со ступеней колокольни увидел только его спину и как двое помощников помогали ему подняться по ступеням. Удивило, что не было как обычно шествия мимо людей, да и владык за редким исключением мы не видели. Откуда то появились китайцы , молодые стриженные, они весёлые сновали повсюду, кто то их сюда даже в такой день завёз.
      Подмораживало, на ступенях колокольни было ветрено – я решил обойти Успенский собор с иконой, посмотреть обстановку. На одном из выходов стоял патриарший мерседес и машина сопровождения с мигалками. Охранник махал рукой, что бы люди подальше обходили машины, я быстро проскочил и тут передо мной вырос больших размеров очень мрачный с одутловатым лицом мужик.
- А Вы знаете, что по Лавре нельзя передвигаться с иконой ?
- А Вы передвигаетесь !
Я был потрясён этим заявлением.
-А Вы кто такой ?- придя в себя спросил я.
- Я начальник охраны Лавры и существует приказ наместника о том что на территории Лавры запрещается находится с иконами, знамёнами и хоругвями.
Это заявление меня ещё больше потрясло.
- А с Крестом можно ? Нательным ?
Он тяжело и мрачно посмотрел на меня и отрезал:
- Существует приказ !
- Представьтесь - потребовал я. Он назвал имя и отчество.
Но я продолжил : -Как же так ? В России в Лавре нельзя находится с иконой ?
Вы сами то спастись хотите ?
- Я не хочу спастись,  – машинально ответил он , и мне вдруг стало как то не по себе. Может это и не человек передо мной ...
- Уберите икону и идите дальше – снова приказал он.
Я понял что дальнейшее общение безполезно и сделал вид что убираю икону в пакет и быстро пошёл подальше от патриарших машин и этого «начальника охраны» .
      Тем временен народ собирался вокруг храма у приготовленной могилы Старца. Я рассказал хоругвеносцам о недавней встрече и они так же были удивлены, но тут мы заметили что людей с иконами не было в Лавре, как это обычно бывает на крестных ходах и прочих православных мероприятиях. К счастью я увидел всё же человека с портретом Царя Мученика Николая  в обрамлении различных иконок, а рядом с ним девушку с портретом Царевича Алексия. Они оказались из Петербурга. Так мы с ними и стояли небольшой монархической группой.
      Панихиду транслировали на улицу. Слышались молитвы Патриарха , священства, пение хора. Затем всё закончилось. Мы стали готовится к погребению и соответственно хотелось стать поближе. Так прошло около часа, холодало и появились слухи в народе что всё откладывается до двух или трёх часов. Мы пошли в Трапезый храм погреться, а затем подкрепились горячим медовым сбитнем и кулебякой с рыбой. И тут мы заметили, что вереница людей спешно пошла к северному входу Успенского собора.  Павел сказал, что вероятно у нас появился шанс зайти в храм и попрощаться с Батюшкой. И мы пошли. Там стояло около ста человек, но движения не было, охранники сдерживали. Так прошло минут двадцать, мы стояли с краю, подошла женщина и радостно сказала – « Я думала что уже батюшку похоронили а оказывается ещё можно с ним проститься.» На что я возразил, что мы стоим тут уже долго без движения. А она сказала что нужно помолится и запела «Богородице Дево Радуйся». К моему удивлению через несколько минут впереди началось шевеление и охранники стали пропускать почему то по пять человек.
      Таким образом, и мы стоявшие с краю попали в храм. В храме были люди, монахи,  владык не было, представители движения «сорок сороков» всё регулировали  и было довольно свободно. Я приложился вместе с иконой «Державной», а Павла попросил приложить ко гробу Имперское знамя. На выходе всех нас попросили выходить по причине уборке храма, но мы сделали вид, что надо задержаться и зашли справа - к иконе  Александр Невского. Ещё с полчаса пускали людей ко гробу с северного и южного входов, шла молитва, а затем поднесли обитую белой материей крышку гроба. Послышался стук забиваемых гвоздей. Всё закончилось. Монахи взяли белый гроб и понесли. Мы вышли вослед и увидели окончание вереницы людей – это был конец крестного хода. Пошли с «Державной иконой», дул ветер, шёл снег, трагично звучал особый погребальный звон колоколов.
      Когда подошли к месту погребения, то всё пространство уже было заполнено людьми. Братия Лавры начала молится. Мы стояли на возвышенности у южного входа в Успенский собор. Так прошло ещё некоторое время , затем увидели как стали высыпать мешки с землёй, установили могильный Крест и затем снова молитвы, пение. Метель усилилась. Молитвы и пение закончились и тут вдруг сквозь Русскую метель ясно и громко прозвучало от братии Лавры – «Христос Воскресе !» Окоченевший и приунывший православный люд радостно встрепенулся и откликнулся «Воистину Воскресе !» И так трижды.
      Испытав радость этих знакомых каждому православному мгновений, мы снова повторили несколько раз пасхальные возгласы и затем монахи запели Пасхальный тропарь. И весь народ запел. Над нами кружился снег и голуби из Лавры, а мы пели ,и так стало тепло и радостно на мгновение, уходить никуда не хотелось. Потом ещё долго, до темна подходили ко Кресту на последок попрощаться с самым великим из Русских Старцев нашего непростого и  во многом скорбного времени.
    Мы надеемся что Старец Кирилл помолится о всех нас грешных, о России и Русском народе.

Заместитель Главы Союза Православных Хоругвеносцев – 
                                                                    Валерий Александрович Левченко.





























































































































































 
 
l_d_nikshich
20 December 2016 @ 09:38 pm

ПОСЛЕДНЯЯ "ЭСХАТОЛОГИЧЕСКАЯ" ВОЙНА

Вроде бы скоро наступит Рождество и Новый год, люди готовятся к праздникам, а между тем последняя «эсхатологическая» война продолжает развиваться катастрофически, поэтому надо писать, продолжать писать эту мою Хронику Последних Времён. Вот недавно на «Русской Народной Линии» прочитал интересную статью Владимира Можегова под названием «Избрание Трампа предотвратило сценарий полномасштабной эсхатологической войны».
«…Всего год спустя, - пишет автор, - чаемый «перл-харбор» грянул, и 11 сентября 2001 года трубы «ангелов апоклипсиса» зазвучали, наконец, в полный голос, аккумулируя энергию, достаточную для начала «эсхатологической битвы добра и зла» на всём Ближневосточном пространстве… Идеология ИГИЛ включает в себя не только идею построения всемирного халифата, но и подготовку последней битвы «добра и зла». Мусульмане верят, что, в конце истории, верные Пророку воины встретятся в последней битве с полчищами «крестоносцев» (то есть, европейцев-христиан) и победят их, после чего настанут «последние дни мира». Эта битва (согласно хасидам пророка Мухаммеда) должна произойти недалеко от сирийского селения Дабик…
Однако, версия апокалипсиса, исповедуемая ИГИЛ, не единственная, – пишет Владимир Можегов, - И, чтобы понять, кем и для чего она оказалась сегодня активирована, нам придется углубиться еще немного в историю…».
Собственно, вот это «углубление в историю» для нас тут и важно:
«Неоконы, пишет автор, - духовные воспитанники немецко-еврейского философа Лео Штрауса, в 50-60-хх гг. возглавлявшего кафедру политической философии Чикагского университета. Штраус (sic! – Л.Д.С.-Н.) был консерватором, стоящим на позициях иудаизма, и считал, что традиция иудаизма - идеальная основа для цивилизации, способной  успешно противостоять опасности (sic! – Л.Д.С.-Н.) как коммунизма, так и фашизма.
Штраус, - продолжает автор, - учил, что мир делится на два рода людей - касту избранных, призванных править (т.е. в основном еврейских финансистов и интеллектуалов – Л.Д.С.-Н.), и «безмолвные массы», которые должны подчиняться (т.е. все остальные «гои» - Л.Д.С.-Н.). При этом, роль «избранных править» состоит в том, чтобы захватить власть в «самой сильной стране мира», в последствие распространить ее на весь мир.
В сущности, перед нами программа «мировой революции», правда, уже не в духе Лео Троцкого, а революции, своего рода, религиозно-консервативной. Понятно, - пишет Владимир Можегов, - почему неоконам, вышедшим «из шинели» лидера IV троцкистского интернационала Макса Шахтмана,идеи Лео Штрауса оказались близки и понятны…».
А действительно, зададим вопрос мы, почему же все эти идеи, будь то крайне левые, как у Льва Троцкого, или крайне правыми, как у Макса Шахтмана или Лео Штрауса – вдруг «оказываются» всем им «близки и понятны»? Ответ как всегда очень прост. «Избранники», управляющие миром – будь то красные, коммунистические типа Ленина, Троцкого и Свердлова, или крайне правые – будь то Лео Штраус или Макс Шахтман – все до единого должны исповедовать именно бого– «избранность» «одного определённого народа» и, сидя во Граде на Холме, править всем остальными лежащем в прахе, молчаливо идущим на заклание мировым стадом – «пролов», так точно описанных в утопиях Замятина, Хаксли и Орвелла.
Самое же интересное то, что между мировым понятием мировой «пролетариат», у которого (sic!!!) – нет родины и которому «нечего терять кроме своих цепей» и усекновенным, введённым уже Орвеллом понятием «прол», лежит, что называется – бездна. Марксов «пролетариат» это, в конечном счёте и по сути дела, интеллектуал, у которого нет родины, точнее любая «родина» ему враждебна, и суть его деятельности заключалась и всегда будет заключаться в свержении законнного правления и установлении на всей Земле власти этих самых «избранников». Так было в Германии времён Карла Либкнехта и Розы Люксембург, так было в Испании перед гражданской войной, так было в России с 1918 по 1928, примерно, годы… Так чуть было окончательно не стало в «самой сильной стране мира», буквально месяц тому назад…
Но что-то вдруг, кстати, не в первый раз, что-то треснуло в системе «избранных править», и поехало совсем не в ту сторону. Так уже было, повторяю, и в Германии, и в Испании, и в Италии, и в России… Так начало сегодня происходить и в цитадели неоконизма и неоштраусизма, а проще говоря, в цитадели почти победившего «избраннического» интеллектуализма – в Соединённых Штатах Америки.
Но новое консервативное движение против неоконов – только началось. И борьба будет долгой и трудной. Поэтому нам необходимо более внимательно рассмотреть тот «консервативный семулякр», который готовит нам, совсем не собирающаяся сдаваться, «избранная», вышедшая «из шинели» IV троцкистского Интернационала «элита». Ибо если они «вышли из шинели», точнее из «лапсердака» Шахтмана и Лео Штрауса, то мы, Русские Монархисты-Фундаменталисты, вышли из «шинели «Памяти»». А это, знаете ли, очень разные, даже, я бы сказал, противоположные шинели…
Интересно, что этот вышедший из «шинели» Троцкого Чикагский профессор Лео Штраус считал (sic!!! – Л.Д.С.-Н.), что религия жизненно необходима для управления массами, поскольку «религиозно заряженные» массы проще «держать в стимуле» и готовить к войне. В свою очередь, избранная элита может верить во что угодно, но для управления массами ей лучше всего пользоваться (sic!!! – Л.Д.С.-Н.) религиозным образами и символами. «Ведь сознание людей, - описывает дальше «философию» Лео Штрауса автор «Эсхатолоической войны», - управляется архетипами, религиозные же пророчества (особенно, пророчества о Конце Света) - самые мощные и действенные из них».
«Штраус, - пишет Владимир Можегов, -  был не одинок в своих воззрениях и опирался во многом на учение Маймонида, в евр. Традиции Рамбама (а также в еврейской традиции – «Орёл Синагоги» - Л.Д.С.-Н.), ученого богослова 12 века, большим почитателем которого он являлся (Интересно, что у нас в Москве есть известный общеобразовательный религиозный еврейский институт Маймонида – Л.Д.С.-Н.). Когда в начале 1960-х годов Штрауса попросили резюмировать выводы своих исследований, он обозначил их как выводы из «почти двадцати пяти летнего непрерывного изучения Маймонида»…
Маймонид, - пишет далее автор, - один из самых авторитетных в иудаизме комментаторов мессианских текстов. Причем, в отличие от ветхозаветных пророков, он до крайности рационализирует образ мессии, лишая его всякого мистического ореола. В его учении, грядущий «освободитель» - это (sic!!! – Л.Д.С.-Н.) политический вождь, достигающий вершин власти чисто политическим путем. Что же до пророчеств священных книг, то в трактовке Маймонида, они оказывались неким метафизическим фоном действий…
В сущности сами неоконы, оседлавшие в годы президентства Буша-мл. американскую военную машину и бросившие ее на разжигание хаоса Ближневосточной войны, выступали в той же роли, в которой выступал и сам Маймонид, служивший советником при султане Саладдине во время его войн с крестоносцами, здесь же, в Сирийской пустыне.
Какова же конечная цель неоконов? – задаёт вопрос автор «Эсхатологической войны» и отвечает:
«Цель неоконов - развязать большую войну на Ближнем Востоке, а затем, постепенно расширяя зону «конструктивного хаоса» (термин Лео Штрауса), довести его до планетарного масштаба. Погружение мира в хаос необходимо для того, чтобы максимально ослабить последние независимые центры силы, существующие на планете. Прежде всего, Исламскую, Китайскую, Русскую цивилизации.
А для этого необходимо столкнуть между собой христиан, мусульман, евреев. То есть, - пишет автор, - развязать полноценную мировую «войну цивилизаций», причем войну, желательно, именно религиозную. Потому что именно религия является наиболее глубоко укорененным пластом в человеческой психике. Вызвать, выпустить наружу эти иррациональные силы и столкнуть их в настоящей эсхатологической войне. А когда они предельно ослабят друг друга, прийти и овладеть тем, что останется от мира…
Вся история неоконсерватизма говорит нам о том, что мы имеем дело с крайне опасной политической сектой фанатиков, руководствующихся весьма своеобразным видением мира».
Цель этой секты, добавим уже от себя, состоит, как и всегда, в абсолютной власти над полностью порабощённым человечеством. А для этого должны быть уничтожены все суверенные государства, и мiровая власть должна окончательно перейти в руки безнациональной сверхкорпорации. Так осуществится извечная мечта маймонидо-штраусо-ленино-троцких о создании абсолютного тоталитарного всемирного сверх-государства Последних Времён во главе с уже пришедшим, но пока ещё пребывающем «там» в скрывалище, в тайне, в заговоре, невидимого для глаз, но уже чувствуемого и чаемого ими Мошиаха, явление которого в самое ближайшее время, и политическими, и магическими методами готовят новые «орлы Синагоги». И среди этих мистических явлений, прежде всего, надо отметить три:


  1. Приход к власти в Америке, а за ней и в Европе, консервативных сил, в одночасье сменивших уже никому не нужных либералов.

  2. Появление Третьего Храма на виртуальных картах Иерусалима.

  3. Глас «ангельских труб» с небес, теперь звучащий в Иерусалиме, а потом в Канаде.

Что касается готового воздвигнуться «за три дня» здания Третьего Храма, то на еврейских  интернетовских картинках он, как это ни странно, сильно похож на библиотеку им.Ленина, стоящую в самом центре Третьего Рима. Правда, пока он «возводится» только в сердцах и играющих в компьютерную графику. Но у «архитекторов» всё готово!
На сайте Bible8.eu в статье «Современное толкование Библии», читаем:
«Место, где будет стоять третий Храм пока «арендует» мусульманский комплекс мечетей. На месте второго разрушенного Храма в 16 веке была построена мечеть Аль Акса.
Историки, прослеживая путь некоторых культовых предметов из второго Храма, которые были вынесены римлянами, приходят в своих выводах к возможности, что купол Аль Аксы мог быть сделан именно из этих вещей.
Если это так, - пишет «Bible8.eu», - то можно сказать, что часть вещей, правда в переплавленном виде, уже вернулась на своё место. Будет ли это золото тоже использовано в изготовлении вещей третьего Храма?
Некоторые компетентные иудеи-исследователи указывают, что Святая Святых находилась как раз под золотым куполом мечети…
Как бы там ни было, - продолжает «Bible8.eu», - но по христианским пророчествам книги «Откровение» существует пророчество о третьем Храме (??? – Л.Д.С.-Н.). Мы живём в то историческое время, когда подготовка и осуществление этого пророчества идёт полным ходом. И на настоящий момент буквально в нескольких десятках метрах от возведения будущего Иерусалимского Храма в полной готовности находятся готовые культовые вещи для третьего Храма.
Пока же Третий Иерусалимский Храм остаётся в мечтах» - заканчивает автор статьи.
Ну, не в таких уж и мечтах, раз Ангелы над Иерусалимом, что есть мощи, дуют в свои трубы. Значит, скоро иудаистские «консерваторы» явят нам своего Мошиаха. Всё идёт к этому. И совсем неважно, кто развяжет всемирную апокалиптическую войну. Либералы- неоконы или консерваторы-гностики. Важно то, что план этот продолжает выполняться. Однако, творцы всемирного хаоса полагают, а Бог располагает. И Бог на нашей Русской Православной стороне. А так как «с нами Бог», то «слушайте языцы и покаряйтеся». Нам же Православных Русским людям главное не терять бдительности, потому что все эти Троцкие и Штрусы никогда не оставят своих планов полного захвата власти на Земле…

Глава Союз Православных Хоругвеносцев , Председатель Союза Православных Братств, представитель Ордена святого Георгия Победоносца и глава Сербско — Черногорского Савеза Православних Барjактара

Леонид Донатович Симонович — Никшич

 
 
l_d_nikshich
19 December 2016 @ 09:06 pm

«Благословение Преподобного Сергия или

Свято-Сергиевский Союз Русского Народа»



Не так уж и давно, 20 августа 2016 года, как-то тихо и совсем даже незаметно прошёл 110-летний юбилей главной нашей патриотической организации Союз Русского Народа, который был официально зарегистрирован именно в этот день, то есть 20 августа, лета от Рождества Христова 1906-го. И если бы не статья Владимира Бондаря в «Культуре» (№30, 19 августа – 1 сентября 2016 года. стр.7), то, кажется, никто бы об этом и не вспомнил. В статье «Русские не по паспорту» Вадим Бондарь пишет: «Высший свет общества (того времени – Л.Д.С-Н) давно и тяжело страдал «заморской» болезнью, желал, чтобы всё у нас учредилось, как заграницей. В частности, в Англии. Однако российские самодержцы не спешили становиться составной частью западного мира. Это, конечно, безпокоило тех, кто был «как денди лондонский одет»… Впрочем, была и «угроза снизу» – люди, желавшие революционных перемен. Либералы – умеренных, социалисты – радикальных. И те и другие    б ы л и    п р о т и в н и к а м и    в с е г о    р у с с к о г о    (курсив мой – Л.Д.С-Н). Князь Михаил Путятин отзывался о первых так: «Тысячелетняя исконная Россия для них не существует». Про социалистов и анархистов, мечтавших о мировой революции, и говорить нечего, – замечает автор статьи и продолжает: «Именно под давлением нависших над страной опасностей и начал формироваться Союз. Ибо, когда общество рискует лишиться базовых ценностей, то всегда складываются предпосылки для возникновения подобных объединений, – констатирует Вадим Бондарь и задаёт вопрос: «Возможно ли возрождение данной организации сегодня и что нужно для этого?» Дальше автор предлагает развивать некоторые организации типа Объединённого Национального Фронта, и прочих, но о самом современном Союзе Русского Народа уже и не вспоминает. А действительно, что же вспоминать, когда на месте того многотысячного Союза существуют две-три организации по 2 – 3 десятка человек… Таковы итоги произошедших за сто лет изменений…

Да, всё это так, но и не совсем так. Дело в том, что запрос на Русское национальное сознание сегодня в народе явно идёт по нарастающей. Разрозненны же все потому, что одни поднимают на щит некий «языческий национализм» более романо-германского, чем русского толка, другие уходят в мистику Туле и Гипербореи, третьи с головой погружаются а «мир древних ариев», четвёртые – в оккультизм «премордиальной традиции», пятые – в эзотерику, шестые – в гиммлеровский «Орден СС», седьмые – в теории Родзаевского и Вонсянского и т.д. и т.п. до безконечности. То есть в «русском национализме» есть всё что угодно, кроме, как это ни странно, «Русскости» и настоящей, как минимум «тысячелетней», «Русской традиции»… По-моему, кто-то умный и коварный сознательно и целенаправленно работает над тем, чтобы расчленять русское общественное сознание, вычленяя из него отдельные фрагменты спектра и противопоставляя их друг другу. Повторяю, – умный и коварный. И к тому же очень опытный, внимательный и насмешливый. Будто в наше современное бытие явился один известный религиозный персонаж мировой литературы, последний раз посещавший столицу нашей родины в конце 20-х годов и объявившийся тогда, как вы помните, на Патриарших прудах…

Да, были времена – прошли былинные, – когда действительно было организовано сразу несколько Союзов Русского Народа. И главным из них, конечно же, был Союз, восстановительный съезд которого происходил 21 ноября 2005 года в зале знаменитой «Горбушки» в Филях, то есть во дворце культуры имени Горбунова. Кем был этот самый Горбунов никто тогда уже и не помнил. Народу в зале было битком.

В президиум избрали чуть ли не сто человек. Главой организации уже заранее, безо всяких выборов, был признан Вячеслав Михайлович Клыков. Собрание, надо сказать, было очень представительным.

Тут были и известные общественные деятели, и священники, и черносотенцы, и представители Христолюбивого казачества, и православные наши ревнители, братья и сестры различных московских и российских храмов, и представители разных истинно-православных, яро-монархических и разных там «катакомбных» церквей.

Если бы всё это общество начало активно работать, то результаты были бы впечатляющими… Уже одно то, как все вместе пели молитву Русского народа «Боже, Царя храни!» говорило о полном духовном единстве.

Да, это была картина! Надо было видеть. Весь зал, в некоей полутьме, взволнованно поёт гимн, славящий Русского Царя, а на сцене, посреди неё, стоит высокий, стройный и сильный человек с вдохновенным лицом и горящими орлиными глазами, и с серьёзным таким выражением смотрит на нас всех, поющих обращение к Богу, чтобы он хранил Русского Царя.

Повторяю, это была картина, достойная кисти другого великого Русского художника – Павла Рыженко. И конечно, будь Клыков здрав, Союз широко бы развернул свою деятельность по всей Матушке-России. Но, к глубочайшему нашему прискорбию, Вячеслава Михайловича вскоре не стало. Болезнь съела этого богатыря очень быстро, примерно за полгода. А через несколько лет так же скоропостижно как и Клыков  и, как пел поэт, «противоестественно и рано» – вдруг ушёл от нас и Павел Рыженко. И сколько их – замечательных, сильных, талантливых и волевых уходит в нашей подъяремной России – именно вдруг, и именно «противоестественно и рано» … Саша Башлачёв, Игорь Тальков, Вячеслав Клыков, Алексей Сенин, Алексей Балабанов и многие другие известные и даже ещё не известные талантливейшие Русские люди, уже при рождении которых на них «косо» поглядывает «старуха Смерть»…

Теперь все они – и зрелые мужи, и юноши, и отроки, и младенцы – молятся за нас, предстоя пред Престолом Господним. Вечная им память!

А сейчас, сегодня, в самом конце 2016 года, битва за Россию и грядущее, прямо на наших глазах нарождающееся Русское Царство вспыхивает и стремительно нарастает с новой силой. И не только Крым и Донбасс, не только Донецк и Луганск, не только Кавказ и Средняя Азия с мусульманским экстремизмом ИГИЛа, но и уже сама Россия готовится к набирающей обороты Большой Войне. Впрочем, война эта – новая гибридная война – уже давно идёт по всему миру. И снова, как и всегда, её главное духовное сражение разворачивается внутри России.

Вот, не так давно Никита Михалков в «Бесогоне» цитировал покойную великую русофобку Леру Новодворскую, где она с потрясающей ненавистью говорила о нашей с вами Родине. Впрочем, что же – Новодворская уже перешла в мир иной, в радостно встретившую её Преисподнюю… Но вот другая великая русофобка, сильно похожая на еврейского палача Лёву Задова из советского фильма «Хождение по мукам» – внучка (sic!!!) Льва Толстого – писательница Татьяна Толстая говорит, что «эту толстож…пую дуру Россию надо тащить вперёд» в прогресс, в цивилизованный мир, в Европу, в Америку… И эта толстож…пая, извините за натурализм, женщина с экрана телевизора учит Русских людей пониманию Русской (sic!!!) литературы…

Казалось бы, надо гнать всех этих Татьян Толстых и Ларис Латыниных, Викторов Шендеровичей с экранов и эфиров, но нет! – все эти современные бесы, прочно присосались к «пневмосфере» и не их гонят возмущённые наши патриоты, но они бешено и со всевозрастающей силою продолжают гнать и преследовать Русских. Вот она, братья и сестры, та самая главная «гибридная» война всё сильнее разворачивающаяся в тонких эфирных сферах между Ангелами Света и бесами сверхзлобы поднебесной и, соответственно, между Русскими наследниками Союза Русского Народа и культуртрегерами ненависти и русофобии и на радио, и в ящике Пандоры, и во всемирной сети, и на всём безконечнном пространстве нашей великой и многострадальной Матушки-России.

А Союза Русского Народа не то что совсем как бы и нет, но деятельности его как-то не очень-то и видно. Нет, конечно, есть Союз Русского Народа Михаила Назарова, к которому, кажется, примыкает Владимир Николаевич Осипов, игумен Кирилл Сахаров, Павел Киприянович Турухин из Сергиева Посада, а также, если я не ошибаюсь, Александр Турик из Иркутска и ещё ряд различных деятелей и организаций. Во всяком случае Михаил Викторович Назаров продолжает выпускать сайт «Русская Идея», Павел Киприянович Турухин продолжает писать патриотические стихи и два раза в год проводит Крестный ход по Сергиеву Посаду. Опять же, Михаил Викторович Назаров продолжает, наверное, писать и издавать книги...

Между тем, мы, т.е. Союз Православных Хоругвеносцев, Союз Православных Братств, – вместе с Нижегородской организацией «Отчизна» и ещё рядом патриотических организаций из Рязани и Калуги,

за несколько лет до Клыкова (он создал СРН в 2006 году) создали Союз Русского Народа ещё в 2002 году. Происходило это 18 июля на Празднество Преподобного Сергия Радонежского, когда после очередного Крестного Хода по Сергиеву Посаду, мы вошли в Лавру, в Троицкий Собор и, приложившись к раке Преподобного, испросили у него благословения на создание Союза. Несколько позже на очередной конференции Союза Православных Братств к нам присоединился депутат Государственной Думы Владимир Курьянович, который тогда исповедовал Православие.

Там же, на конференции, Главою Высшего Совета Союза Русского Народа был избран Владимир Николаевич Осипов, а со-председателями Союза – глава СПХ-СПБ Леонид Донатович Симонович-Никшич и депутат ГД Владимир Николаевич Курьянович (см. http://cicpx.narod.ru/2006-11-22.html ).

Но ещё позже Курьянович отошёл от Православия и «обратился», точнее, «оборотился» в язычество и, таким образом, автоматически выбыл из сугубо Православного Союза Русского Народа. А в 2009 году вдруг, опять же, скоропостижно скончался Владимир Фёдорович Калентьев. Таким образом, во главе Свято-Сергиевского Союза Русского Народа из известных деятелей остались Владимир Николаевич Осипов и Леонид Донатович Симонович-Никшич.

Что же касается Союза, Созданного Вячеславом Михайловичем Клыковым, то после его кончины, и после некоторой борьбы и сложных перипетий, краткое время Союз возглавлял генерал Леонид Григорьевич Ивашов, но вскоре, в связи с крайней своей занятостью, он снял с себя полномочия руководства. Тогда «Клыковский союз» возглавил Михаил Викторович Назаров, и возглавляет его до сих пор.

Таким образом, на сегодняшний день, т.е. на конец 2016 – начало 2017 годов, объективно существуют два Союза Русского Народа, причем один из них, возглавляемый Леонидом Симоновичем-Никшичем, называется Свято-Сергиевским, а другой – просто Союзом Русского Народа, который, как я уже говорил, возглавляется Михаилом Викторовичем Назаровым. Такова, как говорится, объективная картина, на сегодняшний день. Правда, надо сказать, что в Свято-Сергиевский Союз входят и другие Православно-Монархические организации, как-то: Союз Православных Хоругвеносцев, Союз Православных Братств, Собор Архистратига Михаила-Архангела, Сербско-Черногорский Савез Православних Барjактара. Но главным и наиболее известным из них, конечно же, является Союз Православных Хоругвеносцев, а остальные являются как бы его отделениями или филиалами. И Союз Православных Хоругвеносцев вот уже 25 долгих лет ведет чисто практическую деятельность, которая хорошо всем известна. На Преображение Господне, 19 августа 2016 года за эту самую «практическую деятельность» глава СПХ Леонид Донатович Симонович-Никшич и был награжден Орденом Святого Царя-Мученика Николая Второго. Хоругвеносцы же все были награждены грамотами, которые им, как я уже писал, в храме Сошествия Святаго Духа, на Лазаревском кладбище, где настоятелем игумен Сергий Рыбко, от имени Наградного комитета международной награды общественного признания «Слава России», вручал Начальник Войсковой Православной Миссии Игорь Евгеньевич Смыков. И все считают, что эти награды заслужены и даны именно за деятельность всем хорошо известного Союза Православных Хоругвеносцев. А то, что СПХ сам, как часть, входит в организованный в 2002-м году, прямо у раки Преподобного Сергия, Свято-Сергиевский Союз Русского Народа – сегодня мало кто и знает. Тем не менее, это именно так. Ибо полученное в Троицком соборе Троице-Сергиевой Лавры благословение игумена Земли Русской – Святого Преподобного Сергия Радонежского, как вы понимаете, –    н е    о т м е н и м о …    Так что продолжаем работать, братья и сестры, продолжаем работать. Ибо впереди у нас два «знаковых» года: 2017-й – столетие сатанинской «революции», и 2018-й – столетие ритуального убиения адептами Тайны беззакония Святой нашей Царской Семьи.

Святии Царственниии Мученицы, молите Бога о нас !

Глава Союз Православных Хоругвеносцев,

Председатель Союза Православных Братств,

Представитель Ордена Побежденного Дракона

во имя Святого Георгия Победоносца, Глава Сербско-

Черногорского Савеза Православних Барjактара

Леонид Донатович Симонович-Никшич

 
 
l_d_nikshich
23 November 2016 @ 07:27 pm
Русская Мистическая Победа


В последнее время в мире произошли знаковые события. События из той серии, в совершении которых мир полностью переворачивается. Произошли события, не «знаковые» и даже не «символические» – произошли события «мистические». После открытия памятника Ивану Грозному в Орле, мир – я уверен в этом, – полностью «переворачивается». И вектор его, опять же, полностью меняется с Левого («демократического») на Правый («консервативный»). Говоря образно – образ мира теперь представляет не Ленин с его атеистическим коммунизмом, а Иван Грозный с его Православным Царством Последних Времен.
Первым из таких событий — которое носило значение абсолютного духовного прорыва был момент, когда Наталья Поклонская вышла на шествие «Безсмертного полка» с мироточивой иконой Царя Мученика Николая Александровича. Это был невероятной силы удар по цементной стене левой идеологии, все еще довлеющей над всем миром, и, особенно, доминирующей у нас в стране.
Как они все завопили… Не сметь! Можно идти только с Красными героями! Только с Александром Матросовым и Зоей Космодемьянской! А не с этим «слюнтявым отрешенцем», предавшем родину во время Первой Мировой! Презренный Николашка! Он угнетал народ, он устроил Ходынку и Кровавое Воскресенье! Да, жаль, что мы не в Китае живём. А то бы мы устроили Тянь Ань Мынь всем этим боярам, царям и королям! Передавили бы их гусеницами танков, размазали бы по брусчатке! «И правильно, его — этого Николая Кровавого — расстреляли в Екатеринбурге по приказу самого гуманного человека на земле — нашего дорогого  Ильича!»
Последнее мнение, насчет «правильно» наиболее чётко и ясно в одном из видео-интервью выразил один из лидеров Евразийского движения — Гейдар Джемаль. Он прямо так и сказал:
— Самым великим событием XX века было то, что Ленин приказал убить всю Царскую Семью!
И вдруг, нате вам! В общем-то, в левом, точнее «примирительном» лево-правом, красно-белом, так сказать, но в сущности всё равно советском красном марше «Безсмертного полка», впереди всех, в руках генерального Прокурора Крыма, Натальи Поклонской появляется мироточивый образ Царя-Мученика Николая Александровича!
Воистину это было явление Царя народу. Царя-Мученика — Народу-Мученику. Царя, который прямо так и сказал:
«Если для спасения России нужна искупительная жертва, Я буду этой жертвой. Да будет Воля Божия».
Я со всей ответственностью, исходя из многолетнего опыта духовной брани за Святого Царя-Мученика и за Священное Русское Царство утверждаю — что поступок Натальи Поклонской, вставшей в первый ряд «Безсмертного полка» с мироточивой Иконой Царя-Мученика, есть величайший прорыв в битве Русского Света против извечной Багровой Тьмы, окутавшей и поглотившей нашу землю в 1917 году.
Как они противостояли, так они и теперь противостоят друг другу: Ангельский образ Натальи Поклонской с иконой Царя в руках, и демонский образ Гейдара Джемаля его «формулой» о приказе Ленина:
Свет — Тьма
Христос — Дьявол
Царь — Ленин
Рай — Ад
Православие — Атеизм
Царство — Коммунизм
Поклонская — Джемаль
Этот ряд можно продолжить до бесконечности. И именно слова Натальи Поклонской, противопоставившей доброго и святого Царя — злодеям и кровопийцам XX века, и прежде всего Ленину, взорвали наше спящее общество и дремлющий интернет. Ибо явление Натальи Поклонской с Образом Николая Второго — т. е. прямое явление Святой Руси на духовной территории Кощеева царства и её же слова о «гениях» проливших моря человеческой крови — есть, повторяю, первый величайший прорыв незримой дымовой завесы, окутавшей Русь — Россию в 17 году. И то, что прямо в преддверии столетия «Великой сатанинской революции» произошло это явление Царя Народу — говорит о том, что незримая Сеть лопнула, прорвалась и началось её самосжигание, наподобие скукоживающейся шагреневой кожи...
Второе великое событие мировой истории — есть открытие памятника царю Ивану Грозному в Орле. Именно из-за него, этого, прежде всего, мистического события и начались воистину глобальные перемены во всём мире. Царь Иван Васильевич и Грозный его Опричный Русский Дух — явился в мир и мир затрепетал. И затряслись все эти ТНК, заскрипела зубами вся подземная Инфернальная мировая закулиса, забилась в падучей вся цивилизованная, политкорректная, толерантная, интернационалистско-космополитическая «творческая» «интеллигенция». И все они завопили и возопили, заохали и заухали, завизжали и застонали. Как?! Кто разрешил?! Как посмели?! Прекратить! Прервать! Стереть! Растереть! Уничтожить!
Ибо вдруг в мире произошло событие, которого уж совсем никто не ожидал. Удар был такой силы, что вся эта всемирная мiровая «элита», весь этот «истеблишмент», на какое-то время потерял дар речи... А потом раздался визг и вой «сферы злобы поднебесной». Ибо в деснице у Грозного Царя над миром был поднят — самый главный символ Света на Небе и на Земле — Русский Православный Крест...
Вот и завыл, забился в припадках, заскрипел зубами весь Всемирный мiровой InFernational.
Да, теперь по всей России начнется мистическое шествие памятников Русским Царям. И начнется оно потому, что в России незадолго до этого Наталья Поклонская вышла на шествие «Безсмертного полка» с иконой Царя-Мученика Николая, а через некоторое время, в Орле было явление… Покрывало спало и всем нам открылся Грозный Царь на коне, с Крестом в деснице...
Всё, братья и сестры. Всё, дорогие мои нормальные Традиционалисты-Консерваторы. Всё, дорогие мои Монархисты-Патриоты, всё — противники сатанизма и Содома. Их время кончилось. Вектор Истории повернулся направо. Скоро задует сильная снежная Русская метель. И по Москве пойдет отряд из Двенадцати, уже не пролетарских расстрельщиков, а пойдет в пурге и снеге — та самая армия Архистратига Михаила, которая и изображена на хранящейся в запасниках Третьяковки Иконе «Благословенно воинство Небесного Царя», которая скоро уже выйдет на Белый свет — да и уже выходит в Орле, скоро выйдет в Александрове, в Казани, в Астрахани, в Вологде, Владивостоке и, наконец, в Москве, на Лубянской площади, встанет, наконец, Грозный Иоанн Васильевич с предстоящими, со всей Опричниной, во главе с Григорием Лукьяновичем Бельским, по инициатическому прозвищу Малюта Скуратов...
Всё — Наталья Поклонская начала, Иван Грозный продолжил, а Малюта уж постарается...
В России наступила эра Нового Консервативно-Традиционалистского Средневековья. Слава Опричнине!


Глава Союз Православных Хоругвеносцев,
Председатель Союза Православных Братств,
Представитель Ордена Побежденного Дракона
во имя Святого Георгия Победоносца, Глава Сербско-
Черногорского Савеза Православних Барjактара
Леонид Донатович Симонович-Никшич
 
 
l_d_nikshich
19 November 2016 @ 03:58 pm

ЯКО С НАМИ БОГ! (битва вокруг имени Грозного Царя) - II

«Опричнина»

Итак, согласно Борису Кнорре, в конце 90-х к началу нулевых, в России появилось «опричное богословие» и «опричная иконография», обрамляющая жестокость иконописной стилистикой и образами… Ну, не знаю, как насчёт «жестокости», но «обрамление» действительно было. И всё это опричное богословие и опричная иконография в главном развивалась внутри полутайного тогда Братства Царя – Мученика Николая Второго Александровича, вождём, руководителем, теоретиком и богословом которого, как я уже говорил, был Андрей Алексеевич Щедрин, больше известный среди «царебожников» как автор опричной литературы – Николай Козлов. Самое интересное, что автор статьи «Царебожники» Борис Кнорре откуда-то черпал довольно точную информацию о делах различных «опрично-царебожнических» кругов. Я очень хорошо помню, как впервые легализовалась Царская Опричнина. Это было, кажется, в 90-м или 91-м году. Происходило это в большом подвале прекрасного сталинского дома рядом с метро «Университет». Помнится, на сцене, на которой слева стоял закрытый холщёвым мешком бюст вождя мiрового пролетариата, отчего вождь был похож на еретика, приготовленного монахами Геннадия Новгородского на сожжение, так вот, на сцене этой сидели четыре, как я сейчас помню, мрачно-молчаливых и не улыбающихся, человека, изображавших, как я понимаю, неких тайных православных старцев. Точнее молчавшими были трое их них, четвёртый же был священник в скуфье, подряснике и с крестом на груди. Это был знаменитый тогда писатель и богослов, который, ненавидя большевиков и исповедуя монархизм, входил в круг, так называемых «легитимистов», т.е людей признающих право Великих Княгинь Леониды Георгиевны и Марии Владимировны на престол. Правда, сидел он на сцене не долго, потому что ведущий Вячеслав Дёмин во всеуслышание заявил, что собравшиеся в этих третьеримских катакомбах не признают право двух вышеназванных великих княгинь. Услышав это, священник резко покраснел так, что лицо его стало малиново-багровым и закричал: «Я выражаю протест! Леонида Георгиевна и Мария Владимировна являются единственными легитимными наследниками Российского престола! Я выражаю протест и покидаю это кощунственное собрание!» - прокричал он и, развиваясь подрясником, помчался к выходу…
Наши старцы на сцене, что называется, даже ухом не повели. Следующим номером было то, что Слава Дёмин объявил о создании и утверждении с сегодняшнего дня – Царской Опричнины, которая берёт на себя функции некоего тайного Органа по восстановлению законной Монархической власти в России и таким образом становится главной структурой среди всех других Монархических организаций.
Тут уже возмутилась Евгения Владимировна Марьянова-Давыдова и её верный сподвижник художник Пётр Парфененков. Последний, сидя в первом ряду, резко обернулся ко мне, и почти закричал:
- Что же Вы? Надо срочно выступить против! Против этой самой Опричнины!
- Ведь они всем головы будут рубить! – воскликнула Евгения Владимировна.
Но я как-то не прореагировал. Не прореагировал же я потому, что мне было очень, даже невероятно как-то интересны, именно «православные деяния» этих самых старцев и иже с ними, с мрачным видом, молча сидящих сейчас на сцене, с какими-то бледными, загробно-инквизиторскими лицами… Где-то в глубине душе я чувствовал, что только вот такие «воскресшие из мертвых» и полностью отрешённые от мiра – «живые мертвецы» - могут противопоставить себя, свергнуть и победить «красных большевистских вампиров», которые почти что сто лет пьют кровь из Русского народа… Да, на красных палачей «жидовской ЧеКи» Ленина-Свердлова-Дзержинского нужны чёрные монархические палачи Ивана Грозного, такие, каким был Малюта Скуратов. Палачи, которые в прямом смысле «калёным железом» выжгут пришедшую с Запада извечную красную большевистскую ересь.
Вот, примерно так начиналась тогда в «начале нулевых» «опричное богословие» и «опричная иконография», о которых пишет Борис Кнорре.

«Монастырь в миру»

«Высказывалась точка зрения, - продолжает он, - что опричнина – это вроде «монастыря в миру» и что неплохо бы такой монастырь возродить. Или организовать жизнь в России по некоему опрично-монастырскому уставу с жёсткой дисциплиной и осознанием своей осаждённости (Л.Д.С.-Н.) в кольце врагов».
Уловлено вообще-то правильно, но опять же «уловлено». А мне, автору этой рецензии, ничего улавливать было не нужно. Я как всегда был внутри этой «опричнины», в самом её, так сказать, эпицентре. И «точка зрения» насчёт создания «монастыря в миру» не «высказывалась», а действовала в полную силу, как я уже писал выше. В монастыре этом был «отец-игумен» - Андрей Щедрин. У Царя-Игумена, т.е. по сути Царя-Священника, был и свой опричный клир, они же главные рыцари Братства, куда входили Вячеслав Дёмин, Леонид Болотин, Андрей Хвалин, Валерий Архипов, Алексей Широпаев и ещё ряд «братьев», которые в таком же составе входили и в редакцию, выпускаемой Братством повременной Опричной грамоты «ЗЕМЩИНА». И дисциплина в Братстве, действительно, была очень и очень жёсткой, и напоминала что-то среднее между строгим монастырским послушанием и опять же строжайшим воинским иерархическим подчинением младших старшим. Впрочем, ни одной головы отрубить не успели, ибо Опричное Братство – вдруг, как-то неожиданно – взорвалось изнутри и распалось… Но это уже, как говорится, другая история. А пока в «начале нулевых» наше «Опричное Братство» уже работало на полную, так сказать, катушку…
Дело в том, что в России дела «полезные», т.е. «реабилитация» и «прославление» Ивана Грозного и Григория Распутина зачастую принимают несколько странные и даже, я бы сказал, «фантастические» формы… Впрочем, не только внутри Православно-Монархического движения, а вообще во всех «движениях», как левых, так и правых. В этом смысле Фёдор Михайлович Достоевский был совершенно прав, воссоздавая в своих романах совершенно «ирреальный», фантастический мир русской действительности. Помнится, не один раз перечитывая его романы, и особенно «Бесы», я ловил себя на мысли, что такие вот «фантастические» типы как Раскольников, Ставрогин, Верховенский могут быть не только в «левом» движении, но и в «правом»… И что эта самая «фантастичность», полная «неотмирность» и стремление во всём пойти «до самого конца» - есть в отличии от Запада, может быть, главная, причём драгоценная, черта Русского человека. Что же касается «царебожников» и прославляющих Грозного «опричников», то это вопрос вообще очень сложен. Ибо в Православной Монархической среде действительно очень сильны «ненормальные», с точки зрения приехавших к нам из «цивилизованного мiра» «сектоведов», апокалиптические настроения. Но ведь и «реальность» сегодняшняя такова. Так что, описывая Братство Царя-Мученика, я не отходил от правды. Да и зачем мне отходить, когда я и сам какой-то такой «опричник» и «царебожник»…

«Страшный сон либералов»

Но продолжим разбор статьи «Царебожники» в «Новой газете».
«Суть «опричной иконографии» (количество икон Ивана Грозного в начале нулевых росло в геометрической прогрессии), - пишет далее Борис Кнорре, - выражает, например, вот такое описание образа Грозного на одной из «икон», написанной его апологетами: «Он как бы обращается к своим врагам: «Придите к нам и покайтесь – и Мы упокоим вас!.. Мы вас, конечно, казним, и смерть ваша будет лютой, ибо страдания, принятые при жизни от карающей Царской десницы, есть очищение и искупление. Перед смертью вас исповедует священник, и вы, прощённые, с отпущенными грехами, пойдёте прямо на Небеса» (Симонович-Никшич Л.Д., Страсти по Иоанну // Портал-Кредо.Ru, 2003 г., 26 сентября). Леонид Симонович-Никшич – руководитель Союза Православных Хоругвеносцев».
Ну, что же, я и сегодня, в 2016 году, не отрекаюсь от написанного тогда, в 2003-м. Правда, я писал это в моей обычной, «гоголевско-достоевско-булгаковской», так сказать, манере. Несколько «иронизируя» и над врагами Грозного Царя и над современными нашими «опричниками». Впрочем, эта цитата из «Страстей по Иоанну» несколько, скажем так, «вырвана из контекста».
А почему, братья и сестры, стояли мы «потрясённые» тогда перед Царём Иоанном Васильевичем, спрошу я вас сегодня, через 13 лет после этого события! А потому стояли мы потрясённые – пред Царём Иоанном Васильевичем, что уже тогда, в Доме творчества на «Челюскинской», почувствовали, что в этой комнате Дома творчества художников родилось то, чего в своих страшных кошмарных снах долгими московскими ночами видят все наши культурртегоры от либерализма. А видят они, что впереди на крылатом коне несётся Архистратиг Воинства Небесного Архангел Михаил, а за ним на белом коне с Крестом в руке скачет Грозный Царь Иоанн Васильевич, а за ним грядущее карать еретиков и изменников, провокаторов и растлителе й, педерастов и педофилов, олигархов и негодяев – грядёт в чёрных, надвинутых на глаза капюшонах, грядёт как в страшном и апокалипсическом видении – опричная гвардия Грозного Царя… Но даже не это самое ужасное в этом страшном сне либералов. Куда страшнее, «что за Опричным воинством Крестным ходом движутся огромные, те самые «тёмные массы», те самые жуткие «погромщики-черносотенцы», те самые с совершенно разбойными рожами – тёмные русские мужики, те самые Микулы Селяниновичи, которых - «сколько мы, либералы, не потрясали, не переводили в городской пролетариат, не травили газом в Кронштадских, Тамбовских и Ярославских восстаниях – а они, вот они – воскресли, и иду-грядут жутко копашащейся гигантской тёмной черносотенной массой и - всё, о боги, боги! – нет больше спасения всей нашей культурной рафинированной, стремящейся туда, туда в Цивилизационно-Культурный Запад, в Берлин, в Париж, в Рим, в Милан, и за океан – в Нью-Йорк, туда, на Брайтон Бич, туда в Бастон, где культура, где поёт наш Элтон Джон, где играет Порги энд Бесс, наш Гершвин, где молится наш Шнеерсон, где мы во главе со сверкающим огненным Ангелом уже завоевали, уже покорили весь западный мир, эту глупую Европу, эту глупую антисемитскую Францию, эту глупую чреватую холокостом Германию, эту их мафиозную Италию, эту инквизиторскую Испанию. И там всё – там Европе конец! А тут, о, боги, боги!- тут никогда не знаешь, в каком мире проснёшься, в этой жуткой непредсказуемой, дикой, варварской России!»
И вот случилось. В Орле уже встал памятник самому страшному для культурных деятелей, ужасному для Лунгиных, Учителей, Райкиных - воздвигнут памятник «самому жуткому вампиру всей человеческой истории – тирану, изнасиловшему 700 тысяч девственниц, убившему в Новгороде 600 миллионов жителей и утопившему в Волхове шесть миллионов евреев – страшному жуткому Царю Иоанну Грозному. Нет, нет! Мы этого так не оставим! Мы подадим в суд, в ООН, в Гаагский трибунал! Мы устроим всем этим осмелевшим, и вдруг вылезшим откуда-то из небытия – ненавистным русским! Мы заставим их сбросить этот отвратительный, этот безобразный, мерзостный памятник! Мы, мы, мы – о, боги! – неужели мы уже не сможем остановить этого страшного шествия по Земле Царя Иоанна Грозного? Неужели мы теперь будем вместо стихов нашего Дмитрия Быкова, вместо обличительных речей Константина Райкина, слышать вот эти страшные, жуткие слова, обращённые к Ивану Грозному:

"- Помози нам своим грозным заступлением, словом и делом твоим свергнуть коварное жидовское иго! Призови нас в свою Опричнину ратовати за Святую Русь и стань во главу воинства Христова! Яко с нами Бог, разумейте языцы и покаряйтеся! А-минь".

Глава Союз Православных Хоругвеносцев , Председатель Союза Православных Братств, представитель Ордена святого Георгия Победоносца и глава Сербско — Черногорского Савеза Православних Барjактара

Леонид Донатович Симонович — Никшич